Моё завещание: положите камень; и – пускай на нём ничего не будет написано, если одного имени моего не довольно будет доставить ему бессмертие!
Михаил Юрьевич Лермонтов

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву Ф


Фридрих Шиллер (1759-1805)




Биография

Фридрих Шиллер

Родился 10 ноября 1759, в Марбах-на-Неккаре, Германия. Немецкий поэт, философ, историк и драматург, представитель романтического направления в литературе. Умер 9 мая 1805, Веймар, Германия.


Подробнее об имени Фридрих

Афоризмы

Благодарность забывчивей всего.

В игре детей есть часто смысл глубокий.

В лице своих богов человек рисует свой собственный портрет.

В том и состоит пагубность дурного поступка, что он таит в себе зародыш новых мерзостей.

Великие души переносят страдания молча.

Верная любовь помогает переносить все тяготы.

Воля есть отличительный признак человеческого рода, а сам разум – только вечное правило для руководства волею.

Враг повергнутый может еще оправиться, примиренный же вполне побежден.

Все то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущений, театр преподносит нам в громких словах и ярких образах, сила которых поражает нас.

Всемирная история – это всемирный суд.

Всякая безнравственность проистекает из коллизии доброго с приятным, страстей с разумом – и имеет источником силу чувственных побуждений и слабость моральной воли.

Глупец тот, кто бросает дело на полдороге и смотрит, разинув рот, со стороны, что из всего этого выйдет.

Голос следовало бы взвешивать, а не считать.

Горе мне, если мои убеждения будут колебаться в зависимости от биения моего сердца.

Горе наступившее легче, нежели ожидаемое: нагрянувшему горю есть конец, страх же перед грядущим горем не знает границ.

Дилетант принимает темное за глубокое, дикое – за мощное, неопределенное – за бесконечное, бессмысленное – за сверхчувственное.

Для одного наука – возвышенная небесная богиня, для другого – дойная корова, обеспечивающая его маслом.

Для хороших актеров нет дурных ролей.

Достоинство выражает сопротивление духа инстинкту.

Достойные мысли закаляют сердце мужа и не страшатся дневного света.

Дружба не такой жалкий огонек, чтобы потухнуть в разлуке.

Едва ли даже принципы могут сохранить в большей чистоте целомудренность души, чем сохраняется любовью благородство сердца. Часто, когда принципы еще ведут борьбу, любовь уже одержала за них победу.

Если меня спросят, почему в моем сердце нет никакой религии, то я отвечу, что я утратил ее по вине самой же религии.

Если хочешь познать самого себя, то посмотри, как это делают другие; если же хочешь других понять, то посмотри в свое собственное сердце.

Если я ненавижу, я отнимаю у себя нечто; если я люблю, я обогащаю себя тем, что я люблю. Человеконенавистничество – медленное самоубийство; себялюбие – величайшая нищета живого создания.

Живопись жизнью пусть дышит; ума я ищу у поэта.

Загадкой вечной буду я себе.

Из слов человека можно только заключить, каким он намерен казаться, но каков он на самом деле, приходится угадывать по его мимике и ужимкам при высказывании слов, – по тем движениям, которые он делает нехотя.

Именно потому, что подлинное искусство стремится к чему-то реальному и объективному, оно не может удовлетвориться только видимостью правды.

Искусство оказывает нравственное действие не только потому, что доставляет наслаждение путем нравственных средств, но и потому, что наслаждение, доставляемое искусством, служит само путем к нравственности.

Истина – зеркало, отражение которого невыносимо для притворства и лицемерия.

Истина ничуть не страдает от того, что кто-либо ее не признает.

Истинная нравственность вырабатывается лишь в школе несчастий; постоянное счастье легко может стать роковой пучиной для добродетели.

Как для одних наука кажется небесною богиней, Так для других – коровой жирною, что масло им дает.

Как ненавистна мудрость мне, Которая зовет вас к крови!

Какую религию я исповедую? Ни одной из всех тех, которые ты мне называешь. Почему же ни одной? Из чувства одной вечной религии души.

Когда мы страстно любим кого-либо, кто заслуживает нашего презрения, мы болезненно ощущаем оковы природы.

Когда шутник смеется своей остроте, она теряет цену.

Когда, восхищаясь картиной, мы забываем о художнике, то для него это самая изощренная похвала.

Коль дело есть – скорей его кончай.

Красота – тоже добродетель, красивая женщина не может иметь недостатков.

Крутой правитель властвует недолго.

Кто жизнью не рискует, тот никогда ее не обретет.

Кто кается не краснея, тот кается постоянно.

Кто не доверится страсти, которая с такой мощью берет под защиту лучшее в человеческой природе и так победоносно борется с природным врагом всякой нравственности – эгоизмом!

Кто ничего не боится – не менее силен, чем тот, кого боятся все. Нынче в моде пряжки на панталонах, позволяющие, по желанию, то стягивать, то распускать их. Мы велим сшить себе и совесть по новому фасону, чтобы пошире растянуть ее, когда раздобреем! Наше дело сторона! Обратитесь к портному!

Кто чист душой, тот разума победу над собой признает.

Лишь беда души великой благородство испытывает.

Ловкость плута не искупает собою плутовства, но мошенничество в большом размере всегда возвышает мошенника. Опорожнить чужой карман постыдно, утаить миллион – дерзко, но похитить корону – дело бесконечно великое. Стыд становится тем меньше, чем больше бывает порок.

Лучше страшный конец, чем бесконечный страх.

…Любовь – единственное в природе, где даже сила воображения не находит дна и не видит предела!

Любовь быть хочет жертвою свободной.

Любовь возвышает великие души.

Любовь и голод правят миром.

Люди заслонили от меня человечество, когда я взывал к человечеству. Прочь от меня сострадание и человеческое милосердие!

Май жизни только раз цветет.

Малодушие возбуждает в нас одно только презрение.

Мерилом справедливости не может быть большинство голосов.

Мнимое бескорыстие некоторых добродетелей сообщает им поверхностную чистоту, дающую им смелость потешаться над долгом; нередко воображение играет странную игру с человеком, которому кажется, что он и выше нравственности и разумнее разума.

Моральная свобода человека нисколько не уничтожается необходимою физической зависимостью.

Мужество растет с опасностью: чем туже приходится, тем больше сил.

Насколько живое воспроизведение действует сильнее, чем мертвая буква и холодный пересказ, настолько сцена производит более глубокое и длительное впечатление, чем мораль и законы.

Настоящая дружба правдива и отважна.

Нашей совести претит безнравственное средство, которое может принести пользу.

Не в годах – в полноте жизни, вот в чем ценность бытия!

Нередко под страхом ложного стыда люди предаются постыдному.

Ничто так не делает жизнь легко переносимой, как деятельность, направленная к одной цели.

Но Полигимния пусть выскажет тайны души.

Одного вдохновения для поэта недостаточно – требуется вдохновение развитого ума.

Остроумие ведет вечную войну с красотой и не верит ни в ангела, ни в Бога.

Поэтическое произведение должно само себя оправдывать, ибо там, где не говорит само действие, вряд ли поможет слово.

Просвещенный разум облагораживает нравственные чувства; голова должна воспитывать сердце.

Разве солнце светит мне сегодня для того, чтобы я раздумывал о вчерашнем дне?

Родители меньше всего прощают своим детям те пороки, которые они сами им привили.

Родные – все, кто силой духа схож.

Свобода тоже должна иметь господина. Без головы погибли Рим и Спарта.

Свободен лишь тот, кто владеет собой.

Свободным от страданий еще никто не рождался.

Сильнее всех побед – прощение.

Слова пустые сердца не облегчат.

Слово всегда отважнее дела.

Средь скверного скверней всего язык колючий.

Театр наказует тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон. Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта.

Тесен мир, мозг же человека необъятен.

Только тот может горячо любить добро, кто способен от всей души, непримиримо ненавидеть зло.

У человека с открытой душой и лицо открытое.

Убежденному убеждать других не трудно.

Утраченную минуту не может вернуть даже сама вечность.

Человек возникает из грязи, шлепает некоторое время по грязи, порождает грязь, в грязь превращается, пока наконец грязью не налипнет на подошвы своих правнуков! Вот и вся песня, весь грязный круг человеческого предназначения.

Человек вырастает по мере того, как растут его цели.

Человек не только может, но и должен связать удовольствие с долгом: он должен радостно повиноваться своему разуму.

Человек отражается в своих поступках.

Человеконенавистничество – медленное самоубийство.

Чем сильнее заблуждение, тем более торжествует истина.

Чем случайнее наша нравственность, тем необходимее позаботиться о законности.

Честность красит звание любое.

Честь дороже жизни.

Что большинство? Большинство – безумие. Ум ведь лишь у меньшинства.

Чтобы все спасти – нужно на все решиться. Тяжелая болезнь нуждается в решительном средстве.

Это мне-то сдавить свое тело шнуровкой, а волю зашнуровать законами? Закон заставляет ползти улиткой и того, кто мог бы взлететь орлом! Закон не создал ни одного великого человека, лишь свобода порождает гигантов и высокие порывы.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!