Может, ты смотрел, как течет вода в реке. С кем-то, кто тебя любил. Вы почти касались друг друга. Ты почувствовал прикосновение еще до того, как оно произошло. И оно произошло.
Это мое имя.
Ричард Бротиган

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву Л


Леопольд фон Захер-Мазох (1836-1895)




Биография

Леопольд фон Захер-Мазох

Австрийский писатель, автор романов и новелл на эротические темы. Термин «мазохизм» напрямую связан с его именем. Автор книг – «Одна галицкая история», «Венера в мехах», «Дон Жуан из Коломыи», «Еврейские истории», «Рай на Днестре», «Кровавая свадьба в Киеве», «Жестокие женщины» и др. Умер 9 марта 1895 года в городе Франкфурт-на-Майне.


Подробнее об имени Леопольд

Афоризмы

В любви не бывает никакого равенства, никакой рядоположенности.

В неверности любимой женщины таится действительно мучительная прелесть, высокое сладострастие. Никогда не чувствуй себя в безопасности рядом с женщиной, которую любишь, потому что природа женщины таит в себе больше опасностей, чем ты думаешь. Женщины не так хороши, как их представляют почитатели и защитники, и не так дурны, как их изображают их враги. Характер женщины есть бесхарактерность. Самая лучшая женщина может унизиться моментами до грязи, самая дурная – неожиданно возвыситься до самых добрых, высоких поступков и пристыдить тех, кто её презирает.

Во все эпохи нравственный характер складывался только под влиянием серьезного, глубокого образования.

Вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не любит, чтобы она отдавалась, когда это и не доставляет ей наслаждения, – кто же более жесток, мужчина или женщина?

Дело в том, что женщина осталась, несмотря на все успехи цивилизации, такой, какой она вышла из рук природы: она сохранила характер дикаря, который может оказаться способным на верность и на измену, на великодушие и на жестокость, смотря по господствующему в нем в каждую данную минуту чувству.

Едва ли кто-нибудь помнит или хочет вспомнить время, ту бесконечную вечность, когда он еще не жил. Каждый трепещет, однако, перед грядущей бесконечностью, в которой его больше не будет. Зачем бояться того состояния, которое нам уже вроде бы достаточно знакомо, в то время как наше нынешнее положение пугает нас прежде всего своей краткостью да мучит тысячью жестоких загадок.

Женщина, какой ее создала природа и какой ее воспитывает в настоящее время мужчина, является его врагом. Она может быть только или рабой его, или деспотом, но никогда его подругой, спутницей. У нас только один выход – быть или молотом, или наковальней.

Жизнь начинается тогда, когда мы впервые осознаём, как близок её конец.

Истинно любить можно только то, что выше нас,– женщину, которая подчинит нас себе властью красоты, темперамента, ума, силы воли,– которая будет нашим деспотом.

Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.

Какой поэзией, какой дивной прелестью и грацией дышит ее изящная фигура!

Какую честную женщину боготворили когда-либо так, как боготворят гетеру?

Кто наслаждается, тому тяжело расставаться с жизнью; кто страдает или терпит лишения, тот приветствует смерть, как друга.

Любовь не знает ни добродетели, ни заслуги. Она любит, прощает и терпит все, потому что иначе не может.

Меха. В них есть какое то физическое обаяние, которому никто не в силах противиться, – какое то острое, странное очарование.

На страсти мужчины основано могущество женщины, и она отлично умеет воспользоваться этим, если мужчина оказывается недостаточно предусмотрительным. Перед ним один только выбор – быть либо тираном, либо рабом. Стоит ему поддаться чувству на миг – и голова его уже окажется под ярмом и он тотчас почувствует на себе кнут.

Нас влечет и двигает какая то сладостная и грустная, таинственная сила, и под ее влиянием мы перестаем мыслить, чувствовать, желать – мы позволяем ей толкать себя, не спрашивая даже куда.

Немногие постигают то обстоятельство, что только смерть приносит нам совершенное избавление, свободу и умиротворение, лишь у немногих хватает мужества, устав от бремени жизни, добровольно и радостно искать смерти. Лучше, разумеется, вовсе никогда не рождаться, а уж коли родился, то спокойно, с улыбкой презрения прекратить грезить несбыточными, лживыми картинами и навсегда вернуться в лоно природы.

Никогда не чувствуй себя в безопасности рядом с женщиной, которую любишь.

По природе мужчина и женщина – в вашем веселом, залитом солнцем мире, так же как и в нашем туманном, – враги; любовь только на короткое время сливает их в единое существо, живущее единой мыслью, единым чувством, единой волей, чтобы потом еще сильнее разъединить их.

Чем более преданной является женщина, тем скорее отрезвляется мужчина и становится властелином. И чем более она окажется жестокой и неверной, чем грубее она с ним обращается, чем легкомысленнее играет им, чем больше к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит.

Что называется жизнью? Страдание, сомнение, страх и отчаяние. Откуда пришел ты? Кто ты? Куда идешь? Не иметь ни малейшей власти над природою, не слышать ответа на эти жалкие, отчаянные вопросы! Вся людская премудрость в конце концов – самоубийство. Но природа создала нам муку, которая хуже самой жизни. Эта мука – любовь. Люди называют ее радостью, наслаждением.

Я могла бы принадлежать одному мужчине всю жизнь, но это должен быть настоящий мужчина, который импонировал бы мне, который подчинил бы меня силой своей личности.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!