Имя очень информативно. Оно говорит о задачах и возможностях человека, является защитой своего носителя, частью его биологического и астрального кода.
Александра Баженова

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву С


Станислав Ежи Лец (1909-1966)




Биография

Станислав Ежи Лец

Выдающийся польский сатирик, поэт, афорист XX века. Родился в 1909 г. во Львове в семье интеллигентов. Юность провел в Вене. Окончил юридический факультет Львовского университета (1933), в этом же году вышла первая книга его стихов «Цветы», затем сатирические сборники «Зоосад» (1935) и «Патетические сатиры» (1936). Работал редактором журнала «Левый». В 1941 г. был заключен в фашистский концлагерь, в 1943 г. бежал из него и стал офицером Польской народной армии, участвовал в Движении Сопротивления; в 1944-1945 гг. – офицер Войска Польского. По окончании войны стал главным редактором сатирического журнала «Шпильки». В 1946-1948 гг. опубликовал книги «Полевой блокнот», «Прогулки циника», «Жизнь – это фрашка». Его поэзию отличает интерес к морально-философской проблематике парадоксальность образов и суждений, которая наиболее характерна для его сатир. В 1946-1952 гг. был пресс-атташе польского посольства в Австрии, затем в Израиле. Впечатления от пребывания в Израиле и тоска по родине нашли отражение в книге «Иерусалимская рукопись». Возвратившись в Варшаву, Лец опубликовал сборники афоризмов, сентенций и эпиграмм «Непричесанные мысли» (1957), «Смеюсь и спрашиваю, как пройти» (1959). Глубиной философских и художественных обобщений отмечена поздняя лирика Леца: сборники «Авелю и Каину» (1961), «Объявление о розыске» (1963), «Поэмы, готовые к прыжку» (1964). Последним прижизненным изданием Леца был сборник циклов сатирических стихов, эпиграмм и афоризмов «Новые непричесанные мысли». В творческом наследии Леца есть и переводы на польский язык стихов Гейне и пьес Брехта. Умер в 1966 г. в Варшаве.


Подробнее об имени Станислав

Афоризмы

А были такие мученики, которые прошли крестный путь еще и обратно.

А ведь сколько было потопов без Ноя!

А голые женщины тоже умны?

А давайте изобретем быстренько какой-нибудь другой календарь, чтобы сейчас был не ХХ век?

А если мне когда-нибудь прикажут отдумать все эти мысли?

А может быть, весь окружающий мир – лишь потемкинская деревня в ожидании ревизии какого-то демиурга?

А может быть, мы только чье-то воспоминание?

А может быть, наши представления о человеке слишком антропоморфны?

А может быть, счастье скрывается под каким-нибудь псевдонимом?

А может, сам Бог выбрал меня в атеисты?

А оптимистичнее всего сказано у Бен Акибы: «Все уже было».

Автор может совершить самоубийство, целясь во вкусы публики.

Актриса X сложена так чудесно, что, в каких бы туалетах она ни была, платья на ней не видно.

Анекдоты о сумасшедших, рассказанные ими самими, внушают беспокойство – слишком уж разумны.

Аппетит приходит во время еды, но не уходит во время голода.

Атеисты говорят о времени «после рождества Христова» – «наша эра». Странно.

Афоризм оставляет больше места для человека.

Ах уж этот альтруизм! Иногда так хочется стукнуть кулаком по столу, но в последний момент видишь, что ударишь по чьему-нибудь десерту.

Ах, если бы иметь столько слушающих, сколько подслушивающих!

Ах, если бы могли видеть жизнь, а не ситуацию!

Ах, эти доморощенные философы, что еще ни разу не умерли!

Беда живым властелинам, которым отдают честь положенную мертвым.

Бедная Земля, все наши тени падают на нее.

Бедный человек, говоришь «после нас хоть потоп!», и всего только дергаешь за ручку бачка.

Безбожники – это верующие, которые не желают быть ими.

Безвыходным мы называем положение, выход из которого нам не нравится.

Безграмотные вынуждены диктовать.

Беззубых тиранов смешить запрещается.

Безыдейность убивает. Других.

Берегитесь тех, от которых никуда не денешься!

Берегитесь, когда бескрылые расправляют крылья.

Бессильная ярость творит чудеса.

Бессонница – болезнь эпох, в которых людям велят закрывать глаза на многие вещи.

Благоприятные ветры могут, самое большее, задрать юбку у проходящей мимо девушки.

Бог не ангел.

Бог сотворил нас по своему образу и подобию. Но откуда уверенность, что он работал в реалистической манере?

Богу богово, кесарю кесарево. А что же людям?

Бойтесь тех ботаников, которые утверждают, что древо познания родит корни зла.

Болото иногда производит впечатление глубины.

Большинство имеет определенное мировоззрение, которое определено меньшинством.

Борьбу за власть ведут с нею самой.

Боюсь ангелов, они добры, согласятся быть и дьяволами.

Боюсь незаряжённых ружей. Ими разбивают головы.

Бред? Но ведь новый!

Брось первый камень, а то тебя назовут эпигоном.

Брюки протираются даже на троне.

Будем людьми хотя бы до тех пор, пока наука не откроет, что мы являемся чем-то другим.

Будем сами дуть в свои паруса!

Будем учиться – может быть, после смерти из нас вырастет древо познания добра и зла.

Будучи на вершине, ты находишься над бездной.

Будущее несовершеннолетних преступников сомнительно. Из них еще могут вырасти порядочные люди.

Будущее нужно постоянно вызывать из небытия, прошлое приходит само.

Будь альтруистом – уважай эгоизм других.

Будь внимательней! Выходя из своих снов, можешь попасть в чужие.

Будь всегда на первой линии, как можно дальше от собственных тыловых крыс.

Будь люди по-настоящему велики, на свете было бы много места.

Будь реалистом: не говори правды. Будь сентиментальным. Это позволит тебе даже былые трагедии вспоминать с умилением.

Будь у меня сила воли побольше, я бы сумел пересилить ее.

Будьте самоучками, не ждите, когда вас научит жизнь.

Бывает, что есть, куда воткнуть, но нет контакта.

Бывает, что знаменосца несет в другую сторону, чем знамя.

Бывает, что лавры пускают корни в голову.

Бывает, что наказание порождает вину.

Бывает, что не хочется жить, но это еще не значит, что хочется не жить.

Бывают времена, когда люди, говоря во сне, лгут.

Бывают времена, когда сатире приходится восстанавливать то, что разрушил пафос.

Бывают времена, когда философ на смертном одре может заявить: «К счастью, я остался непонятым!»

Бывают почетные терновые венцы, с терниями только наружу.

Был неуступчив. Принудил себя к компромиссу.

Быть Богом и творить смертных людей?

В борьбе идей гибнут люди.

В борьбе между сердцем и головой в конце концов побеждает желудок.

В горизонтальном положении мозг не выше других органов.

В действительности всё не так, как на самом деле.

В доме повешенного не говорят о веревке. А в доме палача?

В зеркале речи часто отражаются обнаженные детородные органы.

В настоящей бомбе с часовым механизмом взрывчатым веществом является время.

В одних религиях почитают мучеников, в других – палачей.

В опасные времена не уходи в себя. Там тебя наверняка отыщут.

В правилах хорошего тона предусмотрено все, даже как должен вести себя неверующий по отношению к Богу.

В проблеске гениальности видишь свою бездарность.

В пустую женщину можно вложить много денег.

В раю должно быть все: и ад тоже!

В своей скромности почитал себя графоманом, а был доносчиком.

В стране лилипутов разрешается смотреть на главу государства только через увеличительное стекло.

Вдохновенный творец – плагиатор собственных видений.

Велика сила ничтожества! Ничто его не одолеет.

Великие должны наклонять небо к людям, не снижая его уровня.

Великих мужей рождают не матери, а Плутархи.

Величайшие произведения гениальных творцов умещаются в сердце человека.

Вера творит чудеса. По принципу взаимности.

Верю ли я в Бога? Почему-то об этом спрашивают всегда люди, а Он – никогда.

Верю, что человек когда-нибудь создаст «гомункулуса», искусственного человека. Заклинаю только: ради Бога, не надо повторять его ошибку и создавать этого человека по своему образу и подобию.

Вечно ставит проблему с ног на голову. К сожалению, на свою.

Вечность? Единица исчисления времени.

Видения из твоих снов жрут из твоей тарелки.

Вижу все в черном свете? Нет, я только смотрю через закопченное стекло, чтобы увидеть солнце во время затмения.

Власть чаще переходит из рук в руки, чем от головы к голове.

Вначале было слово. А потом уже возникло молчание.

Во владениях лжи умирает фантазия.

Во время пытки он ещё и сам щипал себя. – Зачем? – воскликнул потерявший терпение палач. – Проверяю, не кошмарный ли это сон.

Во всем виноваты евреи – это их Бог нас создал.

Во что я верю? В Бога, если он есть.

Возможно, и на пороге смерти прибита подкова счастья.

Возможности оперы еще не исчерпаны: нет такой глупости, которую нельзя было бы спеть.

Война полов ведется традиционным оружием.

Воображение? Его больше всего у онанистов.

Воробей в клетке для орлов – свободен.

Время неподвижно, это мы движемся в нем не туда.

Все боги состоят друг с другом в родстве через человека.

Всё в руках человека. Поэтому их надо как можно чаще мыть.

Все великие трагедии имеют конец, но кто же может высидеть до конца?

Все кандалы мира составляют единую цепь.

Всё на свете функционально, а особенно то, что решительно ничему не служит.

Всё надо принести в жертву человеку – только не других людей.

Всё понимаем. Поэтому ничего не можем понять.

Всё уже описано. К счастью, не обо всем еще подумано.

Всё уже сказал реби Бен Акиба. Но кое-что из этого конфисковали.

Все хотят добра. Не отдавайте его.

Всегда возвращаются к первой любви. Может быть. Но каждый раз с другой целью.

Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Конго правила, как вести себя во время жары.

Всегда обращайся к чужим богам. Они выслушают тебя вне очереди.

Всё-таки в дерьме что-то есть, миллионы мух не могут ошибаться.

Всю жизнь идти к цели можно только если она постоянно отодвигается.

Всякий раз, когда я говорю «да», я заранее вижу, скольких «нет» мне это будет стоить.

Всякое слово есть мысль, чего нельзя сказать о всяком предложении.

Входи в себя без стука!

Вы можете представить себе женщину, которая позволила бы своему любовнику тысячу и одну ночь рассказывать сказочки?

Гамлетовский вопрос в каждой стране звучит по-разному.

Гарантия мира: закопать топор войны вместе с врагом.

Гаснущий энтузиазм должен бы оставлять золу, которой можно было бы вымазать лицо, чтобы никто не смог узнать.

Где же набраться смелости? Смелые ее не отдадут.

Где запрещено смеяться, там, как правило, и плакать нельзя.

Где копи мудрости? Обычно там, где она погребена.

Гениальное произведение и дурак поймет. Но ведь совершенно иначе!

Глубину можно имитировать окраской.

Глупость данной эпохи – такой же ценный урок для следующей, как и мудрость.

Глупость не освобождает от необходимости мыслить.

Глупость никогда не переходит границ: где она ступит, там ее территория.

Глядя на нее, невозможно поверить, что у ее души нет такого великолепного бюста.

Говори умно, враг подслушивает.

Говорят – институт брака. В таком случае не мало ли в нем сотрудников?

Говорят, изобрели абсолютно надежную противозачаточную пилюлю. Слишком поздно. Лучше бы она была косточкой в яблоке, которое змей предложил Еве.

Говорят, лишившись зубов, человек обретает большую свободу языка.

Голод: аппетит, обостренный настолько, что им можно убить других.

Гораздо лучше – не верить в человека, а быть уверенным в нем.

Гордо носили на груди этикетки с ценой, за которую их нельзя купить.

Государственные харчи человека унифицируют, но государственная водка выявляет немало его индивидуальных черт.

Государство, заранее знающее даты смерти своих граждан, может вести в высшей степени плановое хозяйство.

Граница между светом и тенью – ты.

Границы рая и ада подвижны, но всегда проходят через нас.

Грехи бывают разного обряда.

Гром с ясного неба – вот какой должна быть смерть оптимиста.

Грустно, если позвоночник распрямляется только на кресте.

Гуманизм переживет человеческий род!

Да здравствует черное прошлое Африки!

Давайте жить дольше… чем другие!

Давайте разрушать Бастилии раньше, чем их построят.

Даже в его молчании были грамматические ошибки.

Даже дьявол всегда требовал, чтобы договор с ним скреплялся собственной кровью.

Даже если дать корове какао, не выдоишь шоколада.

Даже из мечты можно сварить варенье, если добавить фруктов и сахару.

Даже когда рот закрыт, вопрос остается открытым.

Даже охотясь на слона, иногда надо убить блоху.

Дату возникновения мира могли бы установить лишь бухгалтеры.

Две параллельные линии сходятся в бесконечности, и они ведь верят в это!

Действие давления зависит от материала, одни становятся меньше, другие выше.

Действие догоняет мысль. Худо будет, если перегонит.

Демосфен говорил с камнем во рту. Тоже мне – помеха!

Деньги играют в любви второстепенную роль – всего лишь роль платежного средства.

Деньги не пахнут, но улетучиваются.

Держи язык за зубами – наготове.

«Дикая свинья» звучит гораздо благороднее, чем просто «свинья».

Для великих трагедий требуется кровь, а не слёзы.

Для лошадей и влюбленных сено пахнет по-разному.

До всего лишь два шага: один вперед, другой назад.

До глубины мысли иногда надо подниматься.

Доверяйте человеческому уму, многие вещи люди не способны понять.

Догматы – гарантия прогресса: толковать их опасно – приходится разрушать.

Донкихоты, атакуйте ветряные мельницы только при попутном ветре!

Дорожные знаки могут превратить шоссе в лабиринт.

Дорожные указатели стоят на месте.

Драматург: чревовещатель души.

Дурак – это человек, считающий себя умнее меня.

Дьявол в аду – образ положительный.

Дьявол коварен – он может явиться к нам просто в образе дьявола.

Дьявол не спит. С кем попало.

Дьяволы бывают двух видов: разжалованные ангелы и сделавшие карьеру люди.

Его пытали: искали в нем свои мысли.

Если Бог вездесущ, любая дорога должна вести к нему.

Если бы Бог снова пустил нас нагими в рай, наша нагота поразила бы нас совершенно не модным уже фасоном.

Если бы знать шлягер иерихонских труб!

Если бы можно было отоспать смерть в рассрочку!

Если бы мы стали быстрее времени, мы могли бы стать медленнее жизни.

Если бы повысилось искусство вести беседу, понизилась бы рождаемость.

Если бы сны продолжали друг друга, ах, сколько пришлось бы платить алиментов!

Если бы хоть со дна все выглядело возвышенно!

Если видишь человека насквозь – знаешь, кто за ним стоит.

Если все должно сходиться, что-то должно не сходиться.

Если заявить: «Святых нет!», обидятся даже атеисты.

Если людоед пользуется вилкой и ножом – это прогресс?

Если мираж окажется действительностью, требуйте компенсации.

Если миф сталкивается с мифом, это в высшей степени реальное столкновение.

Если окажется, что наши логика неверна, все науки станут поэзией.

Если смотришь на мир прищурившись, легче скрыть слезы.

Если тебе нравится мешок, купи его вместе с котом, которого тебе хотели в нем продать.

Если ты когда-то знавал гиену, а через несколько лет встретил ее в облике белки, пусть то, что ты узнал ее, заставит тебя задуматься.

Если у двух врагов есть общий противник, то это еще сильней распаляет их взаимную ненависть. Ведь каждый из них жаждет стать единственным победителем неприятеля.

Если у народа нет голоса, это заметно даже при пении гимна.

Если уж набрал в рот воды, то, по крайней мере, никого потом не оплевывай.

Если фата-моргана окажется реальностью, требуйте возмещения морального ущерба.

Есть критики, считающие произведение автора эпиграфом к своей рецензии.

Есть пьесы настолько слабые, что никак не могут сойти со сцены.

Есть разряд гениев, открыть которых способны разве что только гении.

Есть у меня мысли, которые я не открываю никому. Ну да вы все их знаете.

Еще ни один Бог не пережил утраты верующих в него.

Еще никому не удавалось побить ложь оружием правды. Побороть ложь можно только еще большей ложью.

Жаждешь крови? Стань гнидой.

Жалобы на алкоголизм? А разве гражданам дали познать вкус нектара?

Жаль, что в рай надо ехать на катафалке!

Жаль, что счастье не валяется на дороге к нему.

Женщина ночью трехмерна.

Женщины – это садистки; они истязают нас муками, которые мы им причиняем.

Жизнь – вредная штука. От нее все умирают.

Жизнь вынуждает человека многое делать добровольно.

Жизнь идет по кругу все ближе к горлу.

Жизнь отнимает у людей слишком много времени.

За кого выдать свободу, что бы не была бесплодна?

Заблуждайся вместе с коллективом!

Задаю окольные вопросы, чтобы предотвратить уклончивые ответы.

Задумываюсь, за что кодекс должен наказывать строже: за умышленное или неумышленное сотворение жизни?

Закон физики: чем выше поднимается вода, тем больший вес обретает жизнь.

Замыслы попадают в голову изнутри.

Заплатить жизнью или смертью – цена одна.

Звук никогда не возвращается к струне.

Знаешь ли пароль собственной души?

Знай я раньше то, что я знаю теперь, я бы не знал этого.

И бесправие может быть кодифицированным.

И Бог говорил цитатами.

И вас удивляет, что карлики тянутся вверх?

И горы разделяют пропасти.

И жизнь – ребячьи забавы, только с настоящим реквизитом.

И коза сошла бы за дьявола, будь в ней хоть что-нибудь человеческое.

И малым тварям удаются великие творения.

И массы могут чувствовать себя одинокими.

И Мессии с нетерпением ждут своего прихода.

И на колебания надо решиться.

И насилие над совестью лишает невинности.

И слезы плывут по течению.

И смирительная рубашка должна соответствовать размеру безумия.

Идеальные подделки должны разделять судьбу подлинников.

Идею можно докультивировать до культа.

Из гениальной мысли можно убрать все слова.

Из книги бытия: «Только один жил с начала света и до его конца – страх».

Из одной системы нам еще долго не выбраться – из Солнечной.

Из оптики: издали все кажется больше.

Из раны, неудачно нанесенной деспоту, льется море чужой крови.

Из рая выгнали только Адама и Еву. Как же выбрались оттуда на свободу львы, орлы, блохи, обезьяны и т. д.? И даже яблоки?

Из трусости скрывал свои мысли в чужих головах.

Из улыбки рождается смех, и только уже из него родится ухмылка.

Из чего ты произошел, зависит от генетики, а чем станешь – от политики.

Извечная мечта палача: комплимент приговорённого за отличное качество казни.

Извращенцы! Языком насилуют грамматику.

Изучайте опыт орнитологов: чтобы писатели могли развернуть крылья, они должны получить возможность пользоваться перьями.

Им уже не дойти вовремя до цели. Она осталась слишком далеко позади.

Имеет ли человек право считать себя автором непрошеных мыслей?

Имитируйте видимость реальностью!

Иногда в человеке сидит что-то вроде занозы с древа познания.

Иногда жесткая позиция является следствием паралича.

Иногда легче присудить премию, чем признать правоту.

Иногда меня дьявол искушает поверить в Бога.

Иногда мне кажется, что бытие – это коллективная галлюцинация человечества.

Иногда надо замолчать, чтобы тебя выслушали.

Иногда накапливается столько мусора, что выбрасывать его кажется расточительством.

Иногда нужен суфлёр, который шепнул бы, чего не следует говорить.

Иногда нужно все поставить на голову, чтобы все стало на ноги.

Иногда сатире приходится восстанавливать то, что разрушил пафос.

Иногда стоишь над бездной, как перед рампой, и думаешь, что это просто публика куда-то провалилась.

Иногда я перестаю верить в синеву небес: мне кажется, что это пространство, идеально покрытое синяками.

Интеллектуально независимы только гении и дураки.

Иные из тех, кто боится взглянуть в глаза будущему, не подозревают, что будущее может показать им зад.

Иные ступени карьеры ведут на виселицу.

Искусство было его страстью. Он его преследовал.

Искусство быть предателем, когда предать некого.

Искусство не могло бы жить даже без того человека, который мог бы обойтись без искусства.

Искусствоведы часто напоминают людей, которые знают химический состав запаха, не чувствуя аромата.

Исполняются самые смелые наши мечты. Теперь очередь за несмелыми.

Истинная мудрость не клонит головы.

История – собрание фактов, которых не должно было быть.

История повторяется, потому что не хватает историков с фантазией.

История учит, как ее фальсифицировать.

Иуды тоже научились носить кресты.

Их капитал крепнет. Обрастает нулями.

Каждая вера приправляет свою манну по-разному.

Каждая метла постепенно сметается сама.

Каждый зритель приносит в театр свою собственную акустику.

Кажется, дело идет к тому, что Наука откроет Бога. И я заранее трепещу за его судьбу.

Как блохи передаются мысли от человека к человеку, но не всех кусают.

Как видно, в аду есть и вход, и выход, коль скоро можно пройти через ад.

Как следует вести себя, – спросил один мой знакомый, – застав у себя дома друга жены в постели с незнакомой женщиной?

Как упражнять память, чтобы научиться забывать?

Как хотелось бы многим покинуть самих себя в минуту опасности!

Как часто мы играем комедию, не надеясь на аплодисменты.

Какие выводы делают из эксперимента кролики?

Каким должно быть богатым государство, чтобы позволить себе из половины населения сформировать полицию, а другую половину содержать в тюрьмах на государственный счет!

Каково предначертание человека? Быть им.

Какой писатель добровольно откажется от того, чтобы стать гением? Лишь я чуть ли не с самого начала решился на это. Я понял, что мне не хватает элемента занудности.

Какую чудовищную ситуацию создает синхронизация демографического взрыва с падением умственного уровня.

Камбала и та не одностороння.

Карьера человека во Вселенной наводит на мысль, уж не пользуется ли он случайно чьей-нибудь протекцией?

Когда все сходится, что-то должно не сойтись.

Когда деспоты обращаются к террору, можно спать спокойно. Тут уж будет без обмана.

Когда же человек покорит межчеловеческое пространство?

Когда заселим пустыни, исчезнут оазисы.

Когда кричат: «Да здравствует!» – это значит только, что еще терпят.

Когда мы до конца исследуем космос, окажется, что, будучи здесь, на земле, мы уже были в небе.

Когда народ гол, на него надевают смирительную рубашку.

Когда не дует ветер, и флюгер на крыше имеет свой характер.

Когда не над чем смеяться, рождаются сатирики.

Когда ошибки будут реже, они станут гораздо ценней.

Когда падают головы, не опускай своей.

Когда прыгаешь от радости, смотри, чтобы у тебя не выбили почву из-под ног.

Когда рождается пессимизм? Когда сталкиваются два противоположных оптимизма.

Когда сплетни стареют, они становятся мифами.

Когда ты достиг вершины, у тебя есть отговорка – дальше идти некуда.

Когда у власти хамелеон, цвет меняет окружение.

Когда у некоторых вытаскивают изо рта кляп, они немеют от восторга.

Когда человек не имеет работы, он многое может сделать.

Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали.

Когда я самостоятельно открыл мысли, уже высказанные великими философами, это отнюдь не возвысило меня в собственном мнении, а, напротив, уронило их. Что это – мания ничтожества или мания величия?

Когда я утрачу остроумие, меня провозгласят философом.

Кого только жизнь не обманула – даже тех, которых родила ничтожествами, а вознесла высоко.

Кому язык послушен, тот часто молчит.

Конституция страны должна быть такой, чтобы не нарушать Конституцию гражданина.

Кострами не рассеять тьму.

Красивая ложь? Внимание! Это уже творчество.

Кресло власти сработано не по мерке головы.

Крыша над головой часто не позволяет людям расти.

Кто верит в чудеса! Но все их ждут.

Кто знает, может быть, дьявол упорхнул бы от нас, если бы его окрылили?

Кто знает, сколько слов перепробовал Бог, прежде чем нашел то, которое сотворило мир.

Кто знает, что открыл бы Колумб, не попадись ему на пути Америка.

Кто пережил трагедию, не был ее героем.

Кто по горло сыт страхом, не голоден до впечатлений.

Кто свернул с дороги в ад, того не испугает предупреждение: «это дорога в никуда!»

Лавры иногда пускают корни в голову.

Легенды часто разрушают те, кому они нужны как исходный материал.

Легче назвать кого-либо курвой, чем быть ею.

«Лечь-встать» – всего лишь быт новобранцев. «Умри-воскресни!» – вот это жизнь!

Лицо врага пугает меня, когда я вижу, как оно похоже на мое собственное.

Ложь ничем не пробрать. Разоблаченная, она думает, что стала правдой.

Ложь отличается от правды тем, что не является ею.

Лучшее завтра отнюдь не дает гарантии от «еще лучшего послезавтра».

Любовь иногда приходит слишком внезапно и не застает нас в неглиже.

Любовь к Родине не знает границ.

Люди глухи к тому, кто кричит в тебе громче всего.

Люди и до ада доберутся. И освоят там богатейшие залежи серы.

Люди когда-нибудь станут братьями и снова начнут с Каина и Авеля.

Люди одиноки, потому что вместо мостов они строят стены.

Люди становятся всё ближе, мир перенаселяется.

Люди, как я заметил, любят такие мысли, которые не заставляют их думать.

Люди, не имеющие с искусством ничего общего, не должны с ним иметь ничего общего. Просто?

Люди, чтобы добиться известности, скрываются под псевдонимами.

Максимальным чувством юмора обладают умершие: они смеются надо всем.

Мало кто меняет убеждения – меняют идеологии.

Марионеток легче всего превратить в висельников. Шнурки уже есть.

Мать преступления – глупость. Но отцы его часто бывают гениальны.

Мгновение осознания своей бесталанности есть вспышка гениальности.

Между Гёте и поэтом X нет никакой разницы. Потому что не может быть никакого сравнения.

Между одной и другой любовью для приличия надо бы пройти карантин с третьей.

Мерой человека является метр.

Мечта рабов: рынок, где можно было бы покупать себе господ.

Минутка конца света будет короче, чем слово творения.

Мир без психопатов? Он был бы ненормален.

Мир возник, должно быть, от страха перед пустотой.

Мир всегда приходит в норму. Важно лишь, чья она.

Мир не существует, а поминутно творится заново. Его непрерывность – плод нехватки воображения.

Мир прекрасен! И это особенно грустно.

Миф определяет сознание.

Мнения обычно разделяются. Между сильными.

Многие бумеранги не возвращаются. Выбирают свободу.

Многие друзья мои стали врагами, враги – подружились со мной, и лишь равнодушные верны мне.

Многие из опередивших свой век вынуждены были ожидать его не в самых удобных помещениях.

Многие не жили собственной жизнью, желая выкрутиться чужой смертью.

Многие примирились бы с Судьбой, но Судьба тоже имеет кое-что сказать.

Многие пытались создать философский камень, стараясь окаменить мысль.

Многие триумфальные арки народ позднее носил, как ярмо.

Многих вещей нет потому, что их не смогли никак назвать.

Многому я научился в снах, люди там говорят без оглядки.

Могло быть хуже. Твой враг мог быть твоим другом.

Может ли людоед говорить от имени съеденных им людей?

Может ли съеденный туземцами миссионер считать свою миссию выполненной?

Можно было подумать, что в его голове несколько мозжечков.

Можно быть виртуозом фальшивой игры.

Можно видеть сны и наяву – если время от времени прикрывать один глаз.

Можно влюбиться из одной только ревности.

Можно загипнотизировать человека, постоянно поворачиваясь к нему задом.

Можно закрыть глаза на действительность, но не на воспоминания.

Можно ли считать афоризм приговором? Да, по отношению к автору.

Можно открыть рот от восхищения и… закрыть его зевая.

Можно перейти на позиции врага, оставшись на собственных.

Мой мозг был слишком утомлен, чтобы создать какую-нибудь фальшивую мысль.

Молитесь, астрологи, о беззвездном небе!

Молчание нужно слышать в его контексте.

Мудрости должно быть вдоволь, ведь ею мало кто пользуется.

Музыканта можно убить чем попало, но мелодию – только мелодией.

Мы будем блохами космоса, скачущими со звезды на звезду.

Мы любим, чтобы наш внутренний голос доносился к нам снаружи.

Мы наблюдаем интереснейшее явление: бессмыслица как средство общения между людьми.

Мы распяты на циферблате часов.

Мысли приходят в голову изнутри.

Мысли свободны от пошлины? – Да, если они не переходят границы.

Мысль бессмертна при условии, если она постоянно рождается заново.

Мысль, меняя головы, принимает их форму.

Мышление – это общественная функция или функция мозга?

Мясоеды, не съедайте всех кроликов, потому что когда не окажется подопытных кроликов… ну, сами знаете.

На дороге к славе сохраняй инкогнито.

На каждой горной вершине ты оказываешься над пропастью.

На людскую память нельзя полагаться; на беспамятство, к сожалению, тоже.

На пути наименьшего сопротивления подводят и самые сильные тормоза.

На рогах дьявола нимб держится крепче.

На что мне «Путеводитель по аду»? Там изображен рай.

Наверно, царь Мидас проходил мимо креста Спасителя. Кругом золотые кресты.

Наводите мосты между людьми; естественно, разводные.

Надо жить под копирку, чтобы в случае исчезновения иметь доказательства своего существования.

Надо иметь много терпения, чтобы научиться быть терпеливым.

Наконец-то они столковались. Пришли к согласному мнению, что они враги.

Нам не дано было родиться под счастливой звездой. Мы родились на ней.

Напал. И к тому же на мысль.

Напоминание: Национальное большинство не значит, что отдельный его представитель больше представителя национального меньшинства.

Народ чертыхается истово, он верит в магию слова.

Народы, которые представляют собой сумму «я», мне как-то ближе, чем народы, представляющие собой частицу «мы».

Нас деформируют формулы.

Насколько меньше происходило бы всего на свете, если бы не существовало слов.

Настоящая сплетня никогда не должна подтверждаться на все сто процентов.

Настоящего мужчину сразу видно, даже если он голый.

Настоящий враг никогда тебя не бросит.

Настоящий избранник не имеет выбора.

Настоящий мученик тот, кому даже в этом звании отказывают.

Настоящий человек состоит из вопросов, настоящий Бог состоял бы из ответов.

Наука подтверждает наши ошибочные представления.

Наше неведение достигает всё более далеких миров.

Наши точки зрения совпадают. Вопрос только в том, чья с чьей.

Не борись с собой – все равно проиграешь.

Не будь снобом. Никогда не лги, если правда лучше оплачивается.

Не все мысли проходят через мозг, некоторые – только через цензуру.

Не все поэты разочаровывают там, где начинается проза. Чаще бывает наоборот.

Не всякий умеет танцевать под музыку будущего.

Не говори глупостей – враг подслушивает!

Не говори о человеке дурно. Ведь и ты – он.

Не давайте гермафродитам и евнухам решать проблемы избыточности и неудовлетворенности!

Не дай столкнуть себя с верного пути даже идущим в том же направлении.

Не дайте навязать себе свободы слова прежде свободы мысли!

Не доверяйте людям! Они способны на великие дела.

Не жди с мытьем ног до потопа!

Не жди, девица, любви с заложенными ногами.

Не ждите слишком много от конца света.

Не звени ключами от тайн.

Не имеющие себе равных могут быть очень малы.

Не каждый, кто знает слишком много, знает об этом.

Не кричите: «Король голый!», пока он не станет к вам задом.

Не лезь в чужую душу в галошах. То, что ты вытер ноги, не имеет значения.

Не люблю смеха сквозь слезы – он разбавленный.

Не люблю, когда наступает свобода, – признался раб со стажем, – тогда рвутся цепи, связывающие нас друг с другом, и человек остается один, как перст.

Не надо верить в человека, лучше быть уверенным в нем.

Не отставай от времени, а то заденешь тех, кто его погоняет.

Не пили сук, на котором сидишь! – жаль, что этой пословицы не знали дарвиновские обезьяны.

Не пиши кредо на заборе.

Не позволяй сердцам сжиматься до размеров стиснутого кулака!

Не противьтесь злу, которое жаждет собственной гибели.

Не раскрывай людям объятия – не помогай им распять тебя.

Не следует верить гадалкам, которые пользуются научными методами.

Не следует повторяться? Тс-с! Как бы не услышало счастье!

Не сомневаюсь, ты удивишься, если корова вдруг заговорит по-английски. Но поверь мне: на десятый раз тебя бы уже раздражало ее далекое от оксфордского произношение. Конечно, если бы ты разбирался в этом.

Не спрашивай у Бога дорогу на небо, ибо он укажет тебе самую трудную.

Не стоит бегать от снайпера – умрёшь уставшим.

Не теряйте голову! А вдруг жизнь захочет вас по ней погладить?

Не требуйте от жизни невозможного! Почему? Ведь её возможности безграничны.

Не удирай от убегающего врага – он может подумать, что ты его передразниваешь.

Не ходи проторенными дорожками – поскользнешься.

Небесные тела вращаются всё по тем же орбитам, но всякий раз по другим законам.

Невозможно остановить время: этого не допустит часовая промышленность.

Неграмотные вынуждены диктовать.

Недостаточно говорить толково, надо говорить по-человечески.

Недостаточно просто сказать – я существую – надо быть.

Недостаточно, чтобы твои слова были сказаны к месту, надо, чтобы они были обращены к людям.

Незачем настаивать, чтобы душа сидела как влитая в футляре тела. Не беда, если краешек души выглянет наружу.

Незнание закона не освобождает от ответственности. Зато знание – запросто.

Некое существо встало на двух своих задних конечностях, а потом опустилось опять на четыре колеса.

Некоторые были выше других на голову, которую им отрубили.

Некоторые видят и правым, и левым глазом в точности то же самое. И думают что это объективность.

Некоторые люди знают в одних языках только «да», а в других только «нет».

Некоторые люди лишены дара видеть правду. Но зато какой искренностью дышит их ложь!

Некоторые предсказывают мне недолговечную актуальность. Они думают, что я пишу о них.

Некоторые ступени карьеры ведут на виселицу.

Некоторым для счастья не хватает только счастья.

Некрасиво показывать пальцем, даже на себя, как на Мессию.

Нельзя смотреть на врага с омерзением – а вдруг понадобится его сожрать?

Ненавижу одиночество – оно заставляет меня тосковать о толпе.

Нередко то, что и помыслить себе невозможно, можно купить.

Нет лучшего кляпа, чем официально разрешенный язык.

Нет никого, кто умел молчать раньше, чем говорить.

Ни на одних часах стрелки не указывают, как жить.

Ни разу не посмотрели друг другу в глаза. Шли, вглядываясь в общую цель.

Ни с какой точки зрения нельзя быть слепым.

Никогда не изменяй правде! Изменяй правду!

Никогда не открывай двери тем, кто открывает их и без твоего разрешения.

Никогда не совершу самоубийства. Верю в людей – всегда найдется услужливый убийца.

Ничто в природе не гибнет, кроме исполнившихся надежд.

Носорог не обязан в графе «особые приметы» писать: «рог на носу».

Нравственность либо условна, либо оплачивается на месте.

Ну допустим, пробьёшь ты головой стену. И что ты будешь делать в соседней камере?

Ну и как тут не быть оптимистом? Мои враги опять оказались, как я и предполагал, свиньями.

Нужно идти с народом. Разве что сам народ ездит на автомобилях.

Нужно очень много терпения, чтобы научиться терпению.

Нужно постоянно начинать с конца.

О нем говорили с оттенком восхищения: «Догоняет гениев». Я обеспокоено спросил: «А с какой целью?»

О, эта тихая гордость в человеке: смерть противится нам, но в конце концов уступает.

Об эпохе больше говорят те слова, которые не употребляют, чем те, которыми злоупотребляют.

Обо всем уже написали. И, к счастью, еще не обо всем подумали.

Обожаю мелодраму. Потому что я реалист.

Общение с карликами деформирует спинной хребет.

Общество никогда не может простить тех, кто ни в чем не повинен.

Общечеловеческие ценности – это те, которые невыгодно везти контрабандой из страны в страну.

Обычно мы слышим уже окончательную редакцию вздохов.

Овца, у которой было золотое руно, не разбогатела.

Один поклон жрецам значит больше, чем сто поклонов божеству.

Один содомит возбуждал себя чтением учебника зоологии. Считать ли эту книгу порнографическим изданием?

Один художник разобрал свою модель на части.

Одиночество, как ты перенаселено!

Однажды я видел живой символ триумфа человека. Он уже стоял над пропастью и писал в нее.

Одни скрывают от других правду, потому что боятся ее, другие скрывают ее от первых, потому что хотят уберечь до срока. А ведь это одна и та же правда.

Одни хотели бы понимать то, во что верят, другие – поверить в то, что понимают.

Одним и тем же мозгом мыслить и верить?

Одряхлев, восклицательный знак становится вопросительным.

Океаны человеческих слез не были бы так огромны, не будь они так мелки.

Окно в мир можно закрыть газетой.

Он верующий, но где-то за подкладкой души мечтает, чтобы и над Богом была кассационная инстанция.

Он все принимал за фальшивую монету: курс у нее был выше.

Он годится, чтобы дробить философские камни.

Он легко находит общий язык с каждым новым попугаем.

Он не закончил своего дневника. Он довел его лишь до момента своей смерти.

Он прятался за языком, который показывал миру.

Он сломал себе жизнь и теперь у него две отдельные весьма приятные жизни.

Она отдалась ему, но не хотела взять себя обратно.

Они ненавидят меня, думая, что я выкладываю им правду. Глупцы! Я укрываю ее от них, потому что не хочу, чтобы она их исцелила.

Они прижались друг к другу так близко, что уже не было места на малейшие чувства.

Оправдание людоедов: «человек – это скотина».

Оптимизм и пессимизм расходятся только в точной дате конца света.

Опьянение победой подчас переходит в алкоголизм.

Орлы должны быть способны вылупиться даже из кукушечьего яйца.

Осечка мысли зависит и от головы, в которую попадает.

Остерегайся угодить под чужое колесо фортуны.

Осторожно разбавь собственную мудрость чужой глупостью.

От слова к слову человек порой идет всю жизнь.

Ответственность любит комфорт и охотно возлагается на неприкосновенных.

Откуда взялся смысл, который мы вкладываем во всю эту бессмыслицу?

Откуда взяться гармонии между душой и телом, если душа всегда готова спасти себя ценой тела?

Отнес Глупость к мастеру. «Можно ли ее переделать в Мудрость?» – «Можно, – ответил мастер, – и еще останется».

Отпечатки перста Божия никогда не идентичны друг другу.

Отсутствующие всегда не правы, но очень часто они сохраняют себе жизнь.

Отыди, дьявол! У меня дьяволица!

Очередность, очередность! Задолго до того, как задумали искусственно создать человека, его уже умели искусственно уничтожать.

Ошибайся коллективно.

Ошибка становится ошибкой, когда рождается как истина.

Первое условие бессмертия – смерть.

Первородный грех был источником славы Божьей – небывалого роста числа верующих.

Перегоняя кого-либо, смотри: не пришлось бы от него убегать.

Печально, что литературное произведение не может жить дольше, чем существующий мир.

Пиррова победа – вот истинная виктория: одним махом избавиться от врагов и от своих.

Плагиаторы, спите спокойно. Муза – женщина, она редко сознается, кто был первым.

Плохо, если о тебе некому заботиться. Еще хуже, если не о ком заботиться тебе.

По жизни надо пройти с горделивым прищуром, тем самым давая понять неведомому Великому Демиургу, что его блистательная шутка дошла.

Повернешься к людям задом – говорят «двуличный».

Повторяться каждый раз по-другому – не это ли есть искусство?

Подсунь свою мечту врагам, может быть они погибнут при её реализации.

Подумать только! На огне, который Прометей украл у богов, был сожжён Джордано Бруно.

Поженились одинокая с одиноким, будут плодить одиноких.

Поздно стучать кулаком по столу, когда ты сам уже только блюдо.

Поистине ужасны личные дела тех, кого не существует.

Политика: скачки троянских коней.

Помни, все на этой земле тяготеет к падению.

Помни: если позицию нельзя защитить, ее можно занять.

Помните, для кого-то и неверие – святое чувство. Не посягайте на него.

Помните: в каждом мифе есть зернышко истины, которое снова может стать нашим хлебом насущным.

Помните: чем выше спрос, тем ниже цена, которую нужно платить за свободу.

Попал рядом? Так там и была моя цель.

Попробуй рассказать что-нибудь, не обращаясь к образам, присловьям, идиомам, не прибегая к штампам – даже литературным. Тут-то ты и узнаешь, как трудно быть простым.

Порой меня охватывает тревога: а вдруг мы уже в раю.

Порой промежуток между прошедшим и будущим неплохо бы пережить в каком-нибудь заменяющем грамматическом времени.

Порой у меня сжимается горло, чтобы не пропустить голос сердца в голову или vice versa*. * Наоборот (лат.).

Порой хочется молиться о существовании Бога!

Порою мне кажется, что Творец очарован английской монархической системой: Бог царствует, но не управляет.

После каждого «последнего крика» литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха.

После очищения истории ото лжи не обязательно остается правда, иногда – совсем ничего.

Пословицы противоречат одна другой. В этом, собственно, и заключается народная мудрость.

Поцелуй передавался из поколения в поколение путем устной традиции.

Почему бы не увеличить срок пожизненного заключения путем искусственного продления жизни?

Почему я пишу так коротко? Да потому что слов не хватает.

Правда всегда выходит на поверхность. Потому-то ей сразу приходится нырять.

Правда иной раз побеждает, уже перестав быть правдой.

Правду сказать, мы знаем жизнь только по литературе. Разумеется, за исключением тех, кто не знает литературы.

Правду хранят под замком, как величайшее сокровище те, кто ее меньше всего ценят.

Правды нет – часто утверждает она сама. Из осторожности.

Правота всегда должна быть на собственной стороне.

Практичную идею можно использовать и с правой, и с левой стороны.

Предоставив определенным мыслям убежище у себя в голове, я не могу их выдавать.

Предпочитаю надпись «вход воспрещен» надписи «выхода нет».

Преступление – это когда его именуют нарушениями законности.

Преступники обычно находятся по одной из сторон тюремной решетки.

Приближаясь к правде, мы удаляемся от действительности.

Приветствуй день вставанием!

Привыкнуть можно только к смерти других.

Признайся, что, когда ты играешь в красное и черное, в тебе живет надежда, что выиграешь на зеленое.

Признания, что мир прекрасен, больше всего ждут от меня те, кто делает его для меня отвратительным.

Пришлось раскрыть крылья, ведь меня сбросили с седьмого неба без парашюта.

Провидение наставило рога дьяволу.

Продался обеим сторонам. «Для равновесия духа», – объяснял он.

Пророку можно ошибаться. Но не относительно срока, когда он перестанет быть пророком.

Просвещайте своих детей сексуально, чтобы потом их не изгнали из рая.

Просто не хочется верить, что ложь существовала до книгопечатания.

Проще простого стрелять в цель, когда цель есть.

Прямолинейные, будьте осторожны на поворотах!

Прямота не обеспечивает кратчайшего пути к цели.

Пуритане должны носить два фиговых листочка на глазах.

Разбираюсь ли я в людях? Только в 2711-ти.

Раздвоение личности – тяжелое психическое заболевание, так как сводит бесчисленное множество существ, на которые обычно раздроблен человек, к жалким двум.

Разделяет не пропасть, а разница уровней.

Разные мысли бродят в голове. Некоторые ее даже покидают.

Разрушая памятники, сохраняйте пьедесталы. Всегда могут пригодится.

Разумеется, я не верю в чудо ночи на святого Ивана Купалу, но если бы вы спросили меня о ночи святого Варфоломея.

Рассказывать анекдоты Господу Богу так, чтобы он не угадывал конца, – вот чем стоило бы гордиться.

Расходовать оптимизм нужно умеренно, чтобы хватило до конца года.

Ребёнок рождает родителей.

Реформа календаря не сокращает срок беременности.

Рога не мешают дьяволу носить самые разнообразные головные уборы.

Роды – болезненный процесс, в особенности если человек рождает сам себя, да еще в зрелые годы.

Руби сук, на котором сидишь, только если тебя на нем захотят повесить.

С евнухами можно долго разговаривать – рассказывала одна дама из гарема.

С теми, кто не имел бы права с ними сидеть, женщины часто лежат.

С тех пор, как человек стал на задние ноги, он так и не может обрести равновесие.

С той минуты, как человек встал на задние конечности, все является позой.

С ума сходят только люди со здоровым рассудком.

Самое слабое звено в цепи и есть самое сильное. Оно разрывает цепь.

Сатана должен быть жесток. Евангелисты дали ему слишком мало времени.

Сбываются самые смелые наши мечты, приходит время для несмелых.

Свобода должна иметь свои границы.

Свобода нередко демонстрирует извращенность: отдается своим противникам.

Свободу симулировать невозможно!

Свободу чаще всего утрачивают те, кто жаждет ее.

Сентиментален ли я? Еще как! Как вспомнишь молодежный цинизм, слезы наворачиваются на глаза.

Сила аргументов – аргументы силы: два разных стиля.

Сила дьявола в его ангельском терпении.

Скажи мне, над чем смеется народ, и я скажу тебе, за что он готов пролить кровь.

Скажи мне, с кем ты спишь, и я скажу тебе, кто тебе снится.

Сколько догматов у атеиста!

Сколько уж раз взламывали сокровищницу национального языка, чтобы его обогатить.

Слабая память поколений сберегает лишь легенды.

Слепого фанатика по глазам видно.

Слишком многие драматурги не понимают своей роли на сцене.

Слово «курва» утратило свою женственность, теперь это просто скурвившееся слово.

Слово тоже может стать кляпом.

Сложнее всего с правдой в те времена, когда все может оказаться правдой.

Служил как пес, убили как собаку.

Случается, что наказание влечет за собой преступление.

Смейтесь до слез – совет оптимистам и пессимистам.

Смельчак: ест с руки тирана.

Смерть – это поза умершего человека.

Смерть, помнишь ли ты свое первое кладбище?

Сны зависят от положения спящего.

Со времени создания человека все усовершенствования в его конструкции ограничиваются протезами.

Собственная смерть не может быть отговоркой для джентльмена.

Собственная уцелевшая голова – дивный трофей победы.

Совершил преступление: убил человека. В себе.

Совесть рождается иногда из ее угрызений.

Спасательный круг оказался ошейником.

Спаситель обрекает себя на повешение на человеческих шеях.

Спектакли истории дешевы: массовый герой получает ставку статиста.

Сперва расплатись, а потом уже падай в обморок.

Спрашиваете, почему люди бегут с корабля, который не тонет? Они смекнули, куда он их везет.

Среди великанов старайся быть лилипутом, среди лилипутов – великаном, но среди равных себе старайся быть вровень с ними.

Ставь точку под знаком вопроса!

Стиль – это человек. Как мало было бы на земле жителей!

Сторона гроба, обращенная к потребителю, не украшена.

Странно – «философии отчаяния» больше всего побаиваются оптимисты.

Странное существо человек. Порой, надрываясь, как раб в каменоломнях, он все равно присматривает гранитную глыбу на памятник себе.

Страшно, если все сведется к тому, чего мы не хотим принять к сведению.

Стройте мосты от человека к человеку, разумеется, разводные.

Стыд определяет сознание.

Сумма множества талантиков дает в результате один гигантский талантик.

Сумма человеческого опыта обрастает совершенно чуждыми ей нулями.

Тайнам незачем скрываться.

Творите о себе мифы. Боги начинали только так.

Творчество – это загадка, которую художник задает сам себе.

Те, кто надел на глаза шоры, должны помнить, что в комплект входят еще узда и кнут.

Тебя продадут все равно, ты только набивай себе цену.

Тем, кто легко забывает, легче сдать жизненный экзамен.

Тема диссертации: «Человек в истории человечества».

Темп! Темп! Можно прожить жизнь за один день. Но что тогда делать с оставшимся временем?

Тени куда способней: делают то же самое без всяких усилий.

Техника дойдет до такого совершенства, что человек сможет обойтись и без себя самого.

Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница.

То, что нас можно обманывать снова и снова, внушает мне оптимизм.

То, что не вызывает сомнения, не одолеет его.

То, что он умер, еще не доказывает, что он жил.

Тогда я спас себе жизнь.

Того, кто молчит, нельзя лишить слова.

Толстенькие живут меньше. Зато едят больше.

Толстокожих раздражает даже самый тонкий намек.

Только после Сотворения мира возникло множество несотворенных вещей.

Тому, кто может приказать жестом, вовсе не нужно иметь что сказать.

Тому, кто носит терновый венец, нельзя склонять голову – венец спадет.

Тот, кому повинуется язык, очень часто вынужден молчать.

Тот, кто говорит «мы», не имеет в виду себя.

Тот, кто не разбирается ни в чем, может взяться за что угодно.

Тот, кто судорожно цепляется за жизнь, может вместе с ней погибнуть.

Традиция – столбовое дворянство плагиата.

Труднее всего поджечь ад.

Трудней всего развязать гордиев узел, если в нем торчит собственная голова.

Трудней всего убрать точки над i.

Трудно Богу доказать свое алиби.

Трудно не оценить платную любовь. Ее цена обычно известна заранее.

Трудно разобрать, кто плывет по течению добровольно.

Трудно сказать самому себе правду, когда знаешь ее.

Трудно смотреть сквозь пальцы на тех, кто закрывает нам ими глаза.

Трудно ходить с высоко поднятой головой и не задирать нос.

Трудность жизни: даже глупость надо сначала сделать.

Ты – дитя своего времени. Тебе принадлежит выбор, от кого оно произведет тебя на свет.

У бездомных двери распахнуты настежь для каждого.

У истинного избранника – нет выбора.

У каждого века есть свое средневековье.

У каждой профессии особый жаргон. Политики свой навязали народам.

У кого хорошая память, тому легче о многом забывать.

У кого шире кругозор, у того, обычно, уже перспективы.

У людей заторможенный эффект. Постигают обычно только следующие поколения.

У народа может быть единая душа, единое сердце, единая грудь, которой он встает на врагов, но горе ему, если у него один мозг.

У нас было бы вдоволь времени, если бы его не существовало.

У настоящего Колумба должно быть два яйца.

У него были грешные благие желания.

У непреходящих ценностей, к сожалению, не бывает срока реализации.

У одних никогда не было надежды, другие вечно ее теряют.

У слепой веры – злые глаза!

У тех, кто видит сны, бессонные ночи.

У фальшивой банкноты, которую всегда принимают за настоящую, должен возникнуть комплекс: никто не восхищается мастерством, с каким она подделана.

Углы губ в улыбке пропорциональны степени свободы.

Угрызения совести нередко имеют причиной слишком добродетельную жизнь.

Уже при покачивании колыбели решается, куда склонится чаша весов судьбы.

Улица, из которой можно выйти, повернув обратно, никакой не тупик.

Уродилось много гениев. Будем надеяться, что некоторые из них окажутся не без способностей.

Фабрики гениев есть, но нет поставок сырья.

Факт всегда голый, даже если он одет по последней моде.

Фантазии непозволительно быть ложью.

Фарс действительности зачастую можно передать на сцене лишь трагедией.

Фемида слепа. И слуг своих она не видит?

Фидеисты верят в воскрешение, атеисты – в come back*. * Возвращение (англ.)

Фикции – тоже действительность, ведь мы за них расплачиваемся.

Философы, не ищите философский камень! Его привяжут вам на шею.

Французская революция наглядно показала, что проигрывают те, кто теряет голову.

Х – вечный оптимист. Этим он радует все режимы.

Х – вечный оптимист. Этим он радует все режимы.

Хамство имеет смысл, только когда оно вызывает равную себе реакцию интеллекта.

Хлеб открывает любой рот.

Хочется сказать художнику: не лги – выдумывай!

Хочешь встретить себя? Поезжай в чужой город.

Хочешь заглушить голос собственного сердца? Добейся аплодисментов толпы.

Цени слово. Каждое может быть твоим последним.

Цитаты вырывай из себя.

Часы бьют. Всех.

Чаще всего выход там, где был вход.

Человек – побочный продукт любви.

Человек в своей жизни играет всего лишь крохотный эпизод.

Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий.

Человек еще и тем превосходит машину, что умеет сам себя продавать.

Человек задумывается о цели своего существования; возможно, устрицы задумываются о том же, если только им не открыл этого какой-нибудь официант.

Человек любит смеяться. Над другими.

Человек не настолько глуп, чтобы время от времени не прикинуться дурачком.

Человек с человеком испокон веку ведут монолог.

Человек тем больше ценится, чем больше платит.

Человек успешно изобретал разные орудия. Но с доисторических времен орудием человека был человек.

Человек, мир перед тобой распахнут настежь, поэтому смотри, как бы не вывалиться.

Человек, являющийся гением, но о том не ведающий, скорей всего гением не является.

Человеческая жизнь коротка – пропускная способность мира ограничена.

Человеческая прямолинейность – отнюдь не кратчайшая дорога к цели.

Человеческий организм не может одновременно вместить алкоголизм и антисемитизм. Стоит человеку принять немного алкоголя – антисемитизм сразу-же лезет наружу.

Человеческое тело – один из самых распространенных костюмов на карнавале нелюди.

Человеческое, слишком нечеловеческое.

Чем богаче у человека фантазия, тем более нищим он себя чувствует.

Чем ниже падаешь, тем меньше чувствуешь боль.

Чем реже встречаются ошибки, тем они ценнее.

Чем слабее доводы, тем крепче позиция.

Чем темнее, тем легче быть звездой.

Черти делятся на падших ангелов и на вознесшихся людей.

Что же тут странного? Люди, почитаемые как боги, со временем действительно утрачивают человеческие черты.

Что знает зоолог, видевший животных лишь в зоопарке; что знают о человеке те, кто видел его лишь на свободе.

Что лучше, «искусственное процветание» или естественная нищета?

Что может быть вместительнее пустых голов?

«Что тебе напоминает этот старый шлягер?» – спросил я Икса. – «Мой первый визит к венерологу».

Что толку в широких горизонтах, – обычно их можно открыть лишь в самом узком кругу.

Что трагедия, а что комедия, обнаруживается со временем.

Что ты скажешь на это, физика? В отношениях между людьми трения ведут к охлаждению.

Что устраняет силу тяготения? Сила привычки.

Что хромает, то идет.

Чтобы быть собой, нужно быть кем-то.

Чтобы вскарабкаться наверх, надо сложить крылья.

Чтобы добраться до источника, надо плыть против течения.

Чтобы начать сомневаться, нужно принять решение.

Чтобы не запачкать рук, иногда нужно положить на ладонь банкноту.

Чтобы попасть в рай, нужно переплыть Лету.

Чтобы прыгнуть в бездну, трамплин не нужен.

Чудес не бывает, но ведь когда-то должно оно случиться!

Шутовские колокольчики сбивают с толку собак Павлова.

Электронный мозг будет думать за нас точно так же, как электрический стул за нас умирает.

Это был человек прогрессивно-религиозный. Он соглашался, что люди произошли от обезьян, но от тех, что из Ноевого ковчега.

Это выдающийся врач: он выдумал несколько болезней и даже сумел широко их распространить.

Это ужасно, что вечность состоит из отчетных периодов.

Этому критику не хватает третьего уха и двух первых яиц.

Юмор, пожалуй, единственное изобретение, отличающее людей от скотов и других людей.

«Я – поэт завтрашнего дня!» – сказал он. «Поговорим об этом послезавтра», – ответил я.

Я вас ненавижу! Вы не даёте себя возлюбить.

Я верю в безупречно точную случайность.

Я верю в неизбежную гибель всех земных организмов – но не организаций.

Я верю в человеческий гений. Убежден, что когда-нибудь мы сможем делаться невидимыми и все смогут видеть то, что невидимо.

Я вижу его насквозь и знаю, кто за ним стоит.

Я говорю вещи такие старые, что человечество их уже забыло.

Я до того полон оптимизма, что больше не вмещу ни капли.

Я знал субъекта с абсолютно фальшивым слухом; и если бы он еще подвел под него теорию, то, несомненно, сделал бы эпоху в истории музыки.

Я знал человека столь мало начитанного, что ему приходилось самому сочинять цитаты из классиков.

Я знаю, откуда идёт легенда о богатстве евреев – они за всё расплачиваются.

Я красивый, я сильный, я умный, я добрый. И я сам все это открыл!

Я мыслю, что я существую.

Я не завистлив. Я даже могу посетить могилу врага в Аллее Славы.

Я не интересуюсь политикой, и это отнимает у меня много времени.

Я не могу возмущаться деянием Герострата, пока не увижу архитектуры храма Дианы в Эфесе.

Я не разбираюсь в женщинах и отличаю их от мужчин только по их полу.

Я не согласен с математикой. Считаю, что сумма нулей – грозная цифра.

Я никогда не мог примириться с фактом.

Я ничего не имею против беспредметной живописи, лишь бы был виден субъект художника.

Я подаю вам горькие пилюли в сладкой оболочке. Пилюли безвредны, весь яд – в сладости.

Я полон оптимизма. Человечество преодолело законы морали, почему бы ему не преодолеть законы физики?

Я радуюсь его успехам, ведь любой из них оплачен чудовищной компрометацией.

«Я слышал, что мир прекрасен», – сказал слепой. «Кажется», – ответил зрячий.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!