– Меня зовут Алиса, а…
– Какое глупое имя! – нетерпеливо прервал ее Шалтай. – Что оно значит?
– Разве имя должно что-то значить? – проговорила Алиса с сомнением.
– Конечно, должно, – ответил Шалтай-Болтай и фыркнул. – Возьмём, к примеру, моё имя – оно выражает мою суть! Замечательную и чудесную суть! А с таким именем как, у тебя, ты можешь оказаться чем угодно. Ну просто чем угодно!
Льюис Кэрролл

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву С


Стивен Эдвин Кинг (1947-н.в.)




Биография

Стивен Эдвин Кинг

Псевдонимы-Ричард Бахман, Джон Свифен. Родился 21 сентября 1947, Портленд, Мэн, США. Американский писатель, работающий в жанрах ужасов, триллера, фантастики и мистики. Автор произведений – "Кэрри", "Сияние", "Мёртвая зона", "Кладбище домашних животных", "Цикл оборотня", "Бессонница", "Зелёная миля", "Ловец снов", "Буря столетия".


Подробнее об имени Стивен

Афоризмы

Алкоголь – вот наиболее вульгарный и опасный из всех когда-либо изобретенных наркотиков.

Безумие – это гибкая пуля.

Безумие – это нечто вроде самоубийства сознания.

Безумие должно с чего-то начинаться и куда-то приводить. Совсем как дорога. Или пуля, вылетающая из ствола.

Бог – отвратительный собеседник. В этом сомнений быть не может.

Бог жесток. Иногда он заставляет вас жить.

Боль – это очень неприятно, но это еще и стимул.

Будь честным, будь смелым, выдержи. Всё остальное – темнота.

Быть ребенком – значит учиться жить, взрослым – учиться умирать.

В нашей душе есть что-то такое, что непреодолимо влечет нас к безумию. Каждый, кто смотрит вниз с края крыши высокого здания, чувствует хотя бы слабое болезненное желание спрыгнуть вниз.

Время – лицо на воде.

Время может оказаться важным, критическим, непреодолимым препятствием.

Все всегда упирается во время.

Горе, как пьяный гость, всегда возвращается для прощальных объятий.

Готовую булочку не испечь заново.

Даже очень благополучный человек всегда имеет безумие у себя под боком.

Доверчивость невинных – главное орудие лжецов.

Если вы спросите у редактора, в чем заключается наивысшее наслаждение, он ответит вам, что оно – в том моменте, когда к вам на стол, как роскошный рождественский подарок, неожиданно ложится великий рассказ или роман.

Если сомневаешься, говори, что не помнишь.

Жизнь дана нам не для того, чтоб прокладывать курс, огибающий болевые точки.

Жить не легко, если не умеешь расслабляться.

Земля твёрже человеческого сердца.

И этот корабль называется Старость. Никто особенно не торопиться в плаванье на нем, но каюты всегда полны.

Из будущего можно убежать только в одно место – в прошлое.

Иногда дом – это место, где лежит твое сердце.

Как вы поступаете с не решаемым уравнением? Стираете его с доски.

Какова цена – таков и вкус вина.

Когда твой дом рухнул, нужно строить новый, а не склеивать обломки.

Когда человек перестает меняться, перестает чувствовать, перестает любить – он умирает.

Конец света маловероятен. Но всегда остается надежда.

Любопытство до добра не доводит, но все-таки это не порок.

Мечты стареют куда быстрее мечтателей.

Мы живем, чтобы давать бой каждому новому дню.

Мы лучше всего лжем самим себе.

Мы прокляты и обречены всегда думать, что можно было сделать лучше, даже когда добиваемся всего, чего хотели.

Мы сочиняем ужасы, чтобы помочь себе справиться с реальностью.

Надейся на лучшее и жди гадостей.

Никто никогда не знает причину тех или иных событий, а в особенности те люди, которые утверждают, что она им известна.

Оставшиеся в живых чувствуют себя так, словно это они совершили убийство.

Переделать людей нельзя, и лезть в их личные дела – даже с самыми что ни на есть благими намерениями – значит нажить себе врагов и потерять друзей.

Повторите-ка свое имя более пятидесяти раз и вы обнаружите, что вы – никто.

Пока что-то не ломается, лучше не чинить.

Пытаться понять гибкую пулю – это все равно что пытаться понять, почему у ленты Мебиуса только одна сторона. Просто так уж устроен этот лучший из миров.

Трудно найти большего параноика, чем писатель, который в глубине души верит, что пишет чушь.

У страха, свой, неповторимый аромат.

Французский язык является языком, который превращает грязь в роман.

Что толку рассказывать, если все равно никогда не удается описать словами свои чувства.

Я литературный эквивалент Биг Мака.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!