Как я могла стать другой с таким именем – Мадонна? Из меня могла выйти или монашка, или то, что вышло. Других вариантов не было.
Мадонна

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву Т


Томас Бабингтон Маколей (1800-1859)




Биография

Томас Бабингтон Маколей

Британский государственный деятель, историк, поэт и прозаик викторианской эпохи. На протяжении последнего десятилетия своей жизни он работал над пятитомной «Историей Англии» – капитальным трудом, заложившим основы виговского прочтения национальной истории. По известной оценке Карла Маркса, Маколей, будучи «систематическим фальсификатором истории», «подделал английскую историю в интересах вигов и буржуазии». Маколей, сын шотландского предпринимателя-аболициониста, окончил Кембриджский университет. Ещё в студенческие годы он привлёк внимание литературной общественности своими стихотворениями, эссе и опубликованным в «Эдинбургском обозрении» за 1825 год этюдом о Мильтоне. Книга стихотворений Маколея «Песни Древнего Рима» 1842 представляет интерес и в наши дни; ее переводы на русский язык публикуются по сей день – к примеру, в антологии «Семь веков английской поэзии», М. 2007, т. 2. Получив юридическое образование, Маколей мечтал о карьере не законника, а политика. В 1830 г. он избрался в Британский парламент и активно включился в дебаты, предшествовавшие великой парламентской реформе 1832 года. Красноречие Маколея выдвинуло его в первые ряды британских ораторов и сделало его одним из лидеров партии вигов. Особенно значительна была его роль в принятии закона об отмене рабства.


Подробнее об имени Томас

Афоризмы

Большой ум, как и большая гора, первыми ловят и отражают утреннее солнце.

В любую эпоху самых злостных представителей рода человеческого следует искать среди народных вождей.

В наше время многие политики имеют обыкновение с апломбом рассуждать о том, будто народ не заслуживает свободы до тех пор, пока не научится ею пользоваться. Это умозаключение сделало бы честь дураку из старой сказки, который решил не идти в воду, пока не научится плавать.

Вежливость хорошо определили как благожелательность в мелочах.

Вероятно, ни один человек не может быть поэтом, не может даже любить поэзию, если он, хотя бы в малой степени, не душевнобольной.

Во флоте Карла II были джентльмены и моряки, но моряки не были джентльменами, а джентльмены – моряками.

Вознаграждению и наказанию подвластно все в этом мире. Все, кроме сердца.

Всякий тиран настолько заинтересован в том, чтобы свой народ мог грабить только он сам, средства, которыми достигается эта цель, настолько ясны и просты, что людям, быть может, живется лучше при самой жестокой тирании, чем при анархии.

Господствующая религия никогда не бывает аскетичной.

Если рабы будут ждать свободы до тех пор, пока они не поумнеют, ждать придется долго.

Закон напрасно существует для тех, у кого нет ни мужества, ни средств защищать его.

Знания достигаются не быстрым бегом, а медленной ходьбой.

Крошечный добрый поступок лучше, чем самые торжественные обещания сделать невозможное.

Литераторы перестали обхаживать отдельных людей и начали обхаживать общественное мнение. Раньше они льстили, теперь заискивают.

Лучшее доказательство добродетели – безграничная власть без злоупотреблений.

Людовик XIV, как никто другой, продемонстрировал два таланта, необходимых государю: хорошо выбирать сподвижников и приписывать себе львиную долю их заслуг.

Насилие – суть войны. Умеренность на войне – непростительная глупость.

Насильное подчинение колоний обычно обходится дороже, чем они того стоят.

Некоторые книги следует только отведать, другие – проглотить и только немногие – пережевать и переварить.

Нет ничего более бессмысленного, чем сентенция на общую тему.

Нет ничего более благодатного для народа, чем свобода торговли – и ничего более непопулярного.

Нет силы более разрушительной, чем умение представлять людей в смешном виде.

Первые плоды, собранные плохим хозяином, часто посажены хозяином хорошим.

По рассуждению Платона, человек создан для философии; по мнению Бэкона, философия сотворена для людей.

Правители должны не обвинять людей в отсутствии патриотизма, а сделать все от себя зависящее, чтобы они стали патриотами.

Причины ссоры множатся на глазах.

Пуританин – это человек, который ненавидит травлю медведей не потому, что медведю больно, а потому, что публике весело.

Слова, еще слова и только слова: это все, что нам оставили самые знаменитые философы шестидесяти поколений.

Те, кто сравнивает век, в котором им выпало жить, с золотым веком, существующим лишь в нашем воображении, могут рассуждать о вырождении и крахе; но тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего.

То, что интересует всех, не интересует никого.

Умные всегда с большим подозрением взирали и на ангелов, и на демонов толпы.

Фантазия достигает в раннем периоде совершенства своей красоты, силы и плодовитости, – она первая и увядает. Редко случается, чтобы вместе росли и фантазия, и рассудок, а еще реже бывает, чтобы способность суждения развивалась быстрее воображения.

Философия, которая способна научить человека быть совершенно счастливым, испытывая непереносимую боль, гораздо лучше той философии, которая боль смягчает. Философия, которая борется с алчностью, гораздо лучше философии, которая разрабатывает законы об охране собственности.

Хорошее правительство – не то, которое хочет сделать людей счастливыми, а то, которое знает, как этого добиться.

Цель ораторского искусства – не истина, но убеждение.

Я не могу представить себе философии, более пагубно отзывающейся на нравственности и независимости писателей, чем та, которая учит их кормиться на счет благоволения министров и знати. Никакая философия не может так верно превращать людей, предназначенных природою быть нашим благословением и украшением, в позор и чуму общества.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!