Имена – это тайна великая. Я так и не пойму, то ли имя приноравливается к ребенку, то ли само меняет этого ребенка. Но в одном можешь быть уверен – если человеку дают кличку, значит, имя выбрали ему не то.
Джон Стейнбек

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву Ж


Жорж Батай (1897-1962)




Биография

Жорж Батай

Жорж Батай (1897-1962 гг.) – французский философ, писатель, публицист, этнограф, искусствовед. Автор работ:«Внутренний опыт» (1943), «Теория религии» (1948), «Эротизм» (1957),«Слезы Эроса» (1961) и других.Родился 10 сентября 1897 г. в городке Вийон (департамент Пюи-де-Дом). После первой мировой войны закончил Историко-архивный институт и с 1922 г. стал работать в Национальной библиотеке. Через некоторое время, под влиянием встречи с Анри Бергсоном, начал интересоваться философией. Первой его работой стал «Внутренний опыт», написанный во время второй мировой войны. С 1946 г. редактировал журнал «Критика». Батай – один из самых загадочных и разносторонних мыслителей XX в. – «Лучшая мыслящая голова Франции», как отозвался о нем Мартин Хайдеггер.


Подробнее об имени Жорж

Афоризмы

Аскеза – верное средство оторваться от объектов: она убивает желание, которое привязывает к объекту.

Без крайности жизнь не что иное, как долгий обман, жульничество.

Бездна Зла притягательна вне зависимости от выгод, сопряженных с дурными поступками.

Безразличие и усталость плодят плутов.

Безумие бессильно, поскольку хранит остатки разума

Безумие заставляет человека взять Бога за горло.

Беспорядочность – вот мерило жаждущего крушения морали человека

Бессмыслие есть завершение всякого возможного смысла.

Бог должен умереть в человеке – в этом вся глубина ужаса, в этом гибельная для человека крайность.

В любви неутолимость играет роль проводника, который ведет все к завершающему прыжку, и могильщика, который ставит крест на любой иллюзии.

В некотором смысле смерть – самозванка.

В основу человеческой жизни положен принцип человеческой недостаточности.

В ответы разума поверили, даже не заметив, что они выдают себя за божественный авторитет, подражая откровению.

В пламени горит Бог, поглощенный бездной самоотрицания.

В религии нет ничего, что отсутствовало бы в поэзии.

В смерти соединяются, неистовствуют отвращение и пылкая обольстительность.

В страданиях разум обнаруживает свою слабость.

В тоскливом характере смерти сказывается потребность человека в тоске.

В экстазе можно расслабиться, тогда наступает удовлетворенность, счастье, пошлость.

Временное нарушение границ тем легче в осуществлении, чем неопределеннее запрет.

Время не означает ничего, кроме убегания всего, что казалось истинным.

Все наше существование есть ни что иное, как отчаянная попытка завершить бытие.

Всеобщность упраздняет соревновательность.

«Гений» скорее принижает, чем возвышает.

«Гнусное» преступление противоположно «страстному».

Говорить – значит воображать себе, что знаешь.

Громкие фразы придают негативному отношению позитивный смысл, маскируя явную пустоту блеском сияющих ценностей.

Даже слово «тишина» производит шум.

Достаточность любого существа неустанно оспаривается его близкими.

Драматичность в том, чтобы просто быть.

Единственно дар и приносит человеку славу.

Если бы ослепительная яркость Добра не сгущала еще больше мрак Зла, Зло лишилось бы своей привлекательности.

Если дети, по счастью, могут забыть о мире взрослых на некоторое время, они все равно будут отданы, в конце концов, этому миру.

Если мораль подлинна – ее существование не вечно.

Если я предпочитаю наслаждение, то подавление мне отвратительно.

Есть в божественных вещах столь великая прозрачность, что соскальзываешь в озаренную смехом глубину, исходя даже из самых смутных намерений.

Есть в отчаянии прирожденный эгоизм, в нем рождается безразличие к сообщению.

Есть такие часы, когда нить Ариадны рвется.

Желание быть счастливым означает следующее: страдание и желание избежать его.

Жертвоприношение – это безумие, отречение от всякого знания, падение в пустоту.

И в самой гуманной литературе есть место страсти.

Идеал гармонии – это архитектура или скульптура, сущность которых заключается в уничтожении времени.

Идея спасения приходит к тому, кого страдание разлагает.

Искали вершину, нашли же сплошную тоску.

Искусство – не столько гармония, сколько переход от гармонии к дисгармонии.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!