– У котов нет имён, – ответил он.
– Правда? – удивилась Коралина.
– Правда, – подтвердил кот. – Имена носите вы, люди. Это потому, что вы не знаете, кто вы такие. А мы вот знаем, и нам имена ни к чему.
Нил Гейман

Знаменитые мужчины

Выберите пол

Знаменитые женщины   Знаменитые мужчины

Выберите первую букву имени


Знаменитые мужчины с именем на букву В

Валентин Саввич Пикуль Вальтер Беньямин Вальтер Скотт Василий Александрович Сухомлинский Василий Великий Василий Макарович Шукшин Василий Осипович Ключевский Венедикт Васильевич Ерофеев Вениамин Александрович Каверин Виктор Анатольевич Шендерович Виктор Мари Гюго Виктор Робертович Цой Виктор Степанович Черномырдин Виктор Эмиль Франкл Вильгельм Виндельбанд Вильгельм Дильтей Вильгельм Райх Вильгельм Рихард Вагнер Вильгельм фон Гумбольдт Вильгельм Швебель Виссарион Григорьевич Белинский Владимир Алексеевич Солоухин Владимир Афанасьевич Обручев Владимир Владимирович Маяковский Владимир Владимирович Набоков Владимир Владимирович Путин Владимир Вольфович Жириновский Владимир Галактионович Короленко Владимир Иванович Вернадский Владимир Иванович Даль Владимир Михайлович Бехтерев Владимир Францевич Эрн Вячеслав Васильевич Тихонов Вячеслав Иванович Иванов

Василий Осипович Ключевский (1841-1911)




Биография

Василий Осипович Ключевский

Русский историк, академик (1900), почётный академик (1908) Петербургской Академии наук. Среди учителей Ключевского были профессора С. В. Ешевский (всеобщая история), С. М. Соловьёв (русская история); Ф. И. Буслаев (история древнерусской словесности). Кандидатская диссертация: «Сказания иностранцев о Московском государстве»; магистерская диссертация: «Древнерусские жития святых как исторический источник» (1871), докторская диссертация: «Боярская дума Древней Руси» (1882). После смерти С. М. Соловьёва (1879) стал читать курс русской истории в Московском университете. С 1882[1] года – профессор Московского университета. Параллельно основному месту работы читал лекции в Московской духовной академии и Московских женских курсах, организованных его другом В. И. Герье. В период 1887-1889 был деканом историко-филологического факультета и проректором университета. В 1893-1895 гг. по поручению императора Александра III читал курс русской истории великому князю Георгию Александровичу. В 1899 году вышло «Краткое пособие по русской истории», а с 1904 года издавался полный курс. Всего вышло 4 тома – до времени правления Екатерины II. В 1900 году избран действительным членом Академии наук. В 1905 году Ключевский получил официальное поручение участвовать в работе Комиссии по пересмотру законов о печати и в совещаниях по проекту учреждения Государственной думы и её полномочий. В 1906 году в Париже принят в Ложу Шотландского устава «Космос» вместе с историками профессором Трачевским А. С., Аничковым Е. В. и рядом других известных русских общественных деятелей, главным образом принадлежащих кадетской партии. 10 апреля 1906 был избран членом Государственного совета от АН и университетов, но 11 апреля отказался от звания, поскольку не находил участие в совете «достаточно независимым для свободного… обсуждения возникающих вопросов государственной жизни». При рассмотрении русской истории на первый план выдвигал политические и экономические события.


Подробнее об имени Василий

Афоризмы

Атеисты всемилостивейше пожалованы в действительные статские христиане.

Бездарные люди – обыкновенно самые требовательные критики: не будучи в состоянии сделать простейшее из возможного и не зная, что и как делать, они требуют от других совсем невозможного.

Бесплодность полицейских мер обнаруживала всегдашний прием плохих правительств – пресекая следствия зла, усиливать его причины.

Благодарность не есть право того, кого благодарят, а есть долг того, кто благодарит; требовать благодарности – глупость; не быть благодарным – подлость.

Благотворительность – больше родит потребностей, чем устраняет нужд.

Было бы сердце, а печали найдутся.

Быть умным – значит не спрашивать того, на что нельзя ответить.

В древнерусском браке не пары подбирались по готовым чувствам и характерам, а характеры и чувства вырабатывались по подобранным парам.

В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.

В мужчину, которого любят все женщины, не влюбится ни одна из них.

В науке надо повторять уроки, чтобы хорошо помнить их; в морали надо хорошо помнить ошибки, чтобы не повторять их.

В правду верят только мошенники, потому что верить можно в то, чего не понимаешь.

В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много.

В России центр на периферии.

Великая идея в дурной среде превращается в ряд нелепостей.

Вера в жизнь посмертную – тяжёлый налог на людей, которые не умеют дожить и до смерти, перестают жить прежде, чем успеют умереть.

Вернейшее средство исправить женщину – показать ей идеал и сказать, что это ее портрет. Из ревности ей захочется стать его оригиналом и непременно удастся сделаться его сносной копией.

Воображение – на то и воображение, чтобы восполнять действительность.

Всего хуже сознавать себя дополнением к собственной мебели.

Всем можно гордиться, даже отсутствием гордости, как от всего можно одуреть, даже от собственного ума.

Вся разница между умным и глупым в одном: первый всегда подумает и редко скажет, второй всегда скажет и никогда не подумает.

Высшая степень искусства говорить – уменье молчать.

Гигиена учит, как быть цепной собакой собственного здоровья.

Глаза – не зеркало души, а её зеркальные окна: сквозь них она видит улицу, но улица видит душу.

Гораздо легче стать отцом, чем остаться им.

Гораздо легче стать умным, чем перестать быть дураком.

Государству служат худшие люди, а лучшие – только худшими своими свойствами.

Дамы только тем и обнаруживают в себе присутствие ума, что часто сходят с него.

Детальное изучение отдельных органов отучает понимать жизнь всего организма.

Добро, сделанное врагом, так же трудно забыть, как трудно запомнить добро, сделанное другом. За добро мы платим добром только врагу; за зло мстим и врагу, и другу.

Добродетель только тогда и получает вкус, когда перестает быть ей. Порок – лучшее украшение добродетели.

Добрый человек не тот, кто умеет делать добро, а тот, кто не умеет делать зла.

Достойный человек не тот, у кого нет недостатков, а тот, у кого есть достоинства.

Дружба может обойтись без любви; любовь без дружбы – нет.

Дружба обыкновенно служит переходом от простого знакомства к вражде.
Ее отказ приятнее иного согласия.

Есть два рода болтунов: одни говорят слишком много, чтобы ничего не сказать, другие тоже говорят слишком много, но потому, что не знают, что сказать. Одни говорят, чтобы скрыть, что они думают, другие чтобы скрыть, что они ничего не думают.

Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто.

Есть женщины, в которых никто не влюбляется, но которых все любят. Есть женщины, в которых все влюбляются, но которых никто не любит. Счастлива только та женщина, которую все любят, но в которую влюблен лишь один.

Есть люди, в которых самые пороки милее и безвреднее, чем у иных добродетели.

Есть люди, вся заслуга которых та, что они ничего не делают.

Есть люди, главное достоинство которых в том, что они молчат.

Есть люди, которые становятся скотами, как только начинают обращаться с ними, как с людьми.

Женщины все прощают, кроме одного – неприятного обращения с собою.

Жизнь не в том, чтобы жить, а в том, чтобы чувствовать, что живешь.

Жить – значит быть любимым. Он жил или она жила – это значит только одно: его или ее много любили.

Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.

Здравый и здоровый человек лепит Венеру Милосскую из своей Акулины и не видит в Венере Милосской ничего более своей Акулины.

Из борьбы личных интересов вырабатывается не лучший из возможных, а возможнейший из лучших порядков.

Иногда необходимо нарушать правило, чтобы спасти его силу.

Иные умеют ничего не делать.

Искусство – суррогат жизни, потому искусство любят те, кому не удалась жизнь.

Истинная цель дела благотворительности не в том, чтобы благотворить, а в том, чтобы некому было благотворить.

Каждый из нас живет только для того, чтобы иметь право умереть.

Каждый новый русский царь начинал с того, что отвергал предшественника.

Какая самая умная женщина? Та, которую хочется благодарить даже за отказ.

Каприз – половая категория дамского мышления, не замеченная Кантом.

Когда актер не понимает, кого он играет, он поневоле играет самого себя.

Когда кошка хочет поймать мышку, она притворяется мышкой.

Когда люди, желая ссоры, не ждут ее, она и не последует; когда они ждут ее, не желая, она случится непременно.

Когда не поймешь, добрый ли человек или злой, можно смело сказать, что он – несчастный.

Когда у мыслителей быстро вертятся мысли, у немыслящей публики кружится голова.

Красивыми мужчинами женщины любуются, умных – обожают, в добрых – влюбляются, смелых – боятся, но выходят замуж охотно только за сильных.

Крепкие слова не могут быть сильными доказательствами.

Крупный успех составляется из множества предусмотренных и обдуманных мелочей.

Кто живет чужим трудом, тот неизбежно кончит тем, что начнет жить чужим умом, ибо свой ум вырабатывается только с помощью собственного труда.

Кто из людей презирает людей, должен презирать и себя самого, потому презирать людей вправе только животные.

Кто имеет друзей, которые ненавидят друг друга, тот заслуживает их общей ненависти.

Кто не любит просить, тот не любит обязываться, т. е. боится быть благодарным.

Кто очень любит себя, того не любят другие, потому что из деликатности не хотят быть его соперником.

Кто смеется, тот не злится, потому что смеяться значит прощать.

Лучше быть историческим Дон-Кихотом, чем чистым, математическим дураком.

Любовь женщины дает мужчине минутные наслаждения и кладет на него вечные обязательства, по крайней мере пожизненные неприятности.

Люди живут идолопоклонством перед идеалами, и, когда недостает идеалов, они идеализируют идолов.

Люди самолюбивые любят власть, люди честолюбивые – влияние, люди надменные ищут того и другого, люди размышляющие презирают и то и другое.

Люди, которые, не имея своего ума, умеют ценить чужой, часто поступают умнее умных, лишенных этого умения.

Можно иметь большой ум и не быть умным, как можно иметь большой нос и быть лишенным обоняния.

Мудрено пишут только о том, чего не понимают.

Мужчина видит в любой женщине то, что хочет из нее сделать, и обыкновенно делает из нее то, чем она не хочет быть.

Мужчина занимается женщиной, как химик своей лабораторией: он наблюдает в ней непонятные ему процессы, которые сам же и производит.

Мужчина любит женщину чаще всего за то, что она его любит; женщина любит мужчину чаще всего за то, что он ею любуется.

Мужчина любит женщину, сколько может любить; женщина любит мужчину, сколько желает любить. Потому мужчина обыкновенно любит одну женщину больше, чем она того стоит, а женщина хочет любить больше мужчин, чем сколько в состоянии любить.

Мужчина любит обыкновенно женщин, которых уважает; женщина обыкновенно уважает только мужчин, которых любит. Потому мужчина часто любит женщин, которых не стоит любить, а женщина часто уважает мужчин, которых не стоит уважать.

Мужчина падает на колени перед женщиной только для того, чтобы помочь ее падению.

Мужчина слушает ушами, женщина – глазами, первый – чтобы понять, что ему говорят, вторая чтобы понравиться тому, кто с ней говорит.

Музыка – акустический состав, вызывающий в нас аппетит к жизни, как известные аптечные составы вызывают аппетит к еде.

Мы низшие организмы в международной зоологии: продолжаем двигаться и после того, как потеряем голову.

Наблюдать людей значит презирать их, т.е. лишать себя возможности понимать их; чтобы понимать их, надо жить с ними, презирая их образ жизни, а не их самих.

Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.

Науку часто смешивают со знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, т.е. уменье пользоваться знанием как следует.

Наше сочувствие религиозной старине не нравственное, а только художественное: мы только любуемся ее чувствами, не разделяя их, как сладострастные старики любуются молоденькими девицами, не будучи в состоянии любить их.

Не будем смешивать театр с церковию, ибо труднее балаган сделать церковию, чем церковь превратить в балаган.

Не начинайте дела, конец которого не в ваших руках.

Некоторые думают, что стоит только обозвать всех дураками, чтобы прослыть умными.

Некоторые женщины умнее других дур только тем, что сознают свою глупость. Разница между теми и другими только в том, что одни считают себя умными, оставаясь глупыми; другие признают себя глупыми, не становясь оттого умными.

Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.

Обряд – религиозный пепел: он охраняет остаток религиозного жара от внешнего холода жизни.

Обыкновенно женятся на надеждах, выходят замуж за обещания. А так как исполнить свое обещание гораздо легче, чем оправдать чужие надежды, то чаще приходится встречать разочарованных мужей, чем обманутых жен.

Одни вечно больны только потому, что очень заботятся быть здоровыми, а другие здоровы только потому, что не боятся быть больными.

Повесе, чтобы соблазнить женщину, нужно больше тонкого понимания людей, чем Бисмарку, чтобы одурачить Европу.

Под свободой совести обыкновенно понимают свободу от совести.

Понимать свои мысли о предмете не значит понимать предмет.

Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения.

Почему от священнослужителя требуют благочестия, когда врачу не вменяется в обязанность, леча других, самому быть здоровым?

Правительственные учреждения – как они могут быть проводниками права, сами будучи бесправными?

Прежде дорожили лицом и скрывали тело, ныне ценят тело и равнодушны к лицу. Прежде инстинкт, как холоп, грубил и бунтовал, но и подвергался бичу, ныне он эмансипировался и пользуется уважением, как природный государь жизни.

Прежде их соединял хотя бы пол, а теперь только потолок.

Привычки отцов, и дурные, и хорошие, превращаются в пороки детей.

Пролог ХХ века – пороховой завод. Эпилог – барак Красного Креста.

Простейший способ не нуждаться в деньгах – не получать больше, чем нужно, а проживать меньше, чем можно.

Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий.

Психология, призванная стать наукой о душе, стала наукой об ее отсутствии.

Размышляющий человек должен бояться только самого себя, потому что должен быть единственным и беспощадным судьей самого себя.

Робкий, но не трусливый.

Русский культурный человек – дурак, набитый отбросами чужого ума.

Русское духовенство всегда учило паству свою не познавать и любить Бога, а только бояться чертей, которых оно же и расплодило со своими попадьями.

Самое умное в жизни – все-таки смерть, ибо только она исправляет все ошибки и глупости жизни.

Самолюбивый человек тот, кто мнением других о себе дорожит больше, чем своим собственным. Итак, быть самолюбивым – значит любить себя больше, чем других, и уважать других больше, чем себя.

Самый верный и едва ли не единственный способ стать счастливым – это вообразить себя таким.

Самый дорогой дар природы – веселый, насмешливый и добрый ум.

Самый непобедимый человек – это тот, кому не страшно быть глупым.

Семейные ссоры – штатный ремонт ветшающей семейной любви.

Сердце женщины – белый лист бумаги: на нем никогда ничего не прочтешь, но многое напишешь, если умеешь писать на таком материале.

Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актеров.

Сладострастие есть не что иное, как властолюбивое самолюбие, разыгранное на женских прелестях.

Смерть – величайший математик, ибо безошибочно решает все задачи.

Спорт становится любимым предметом размышления и скоро станет единственным методом мышления.

Страсти становятся пороками, когда превращаются в привычки, или добродетелями, когда противодействуют привычкам.

Студенты ценили профессоров, профессора понимали студентов, и те и другие гордились университетом.

Схоластика – точильный камень научного мышления: на нем камни не режут, но об камень вострят.

Счастлив, кто может жену любить как любовницу, и несчастлив, кто любовнице позволяет любить себя как мужа.

Счастье не в том, чтобы прожить благополучно, а в том, чтобы понять и почувствовать, в чем может оно состоять.

Талант – искра Божия, которой человек обыкновенно сжигает себя, освещая этим собственным пожаром путь другим.

Театральные слёзы отучают от житейских.

Только в математике две половины составляют одно целое. В жизни совсем не так: например, полоумный муж и полоумная жена – несомненно две половины, но в сложности они дают двух сумасшедших и никогда не составят одного полного умного.

Тот, кто не любит брать в долг, то не умеет обязываться.

Труд ценится дорого, когда дешевеет капитал. Ум ценится дорого, когда дешевеет сила.

У артистов от постоянного прикосновения к искусству притупляется эстетическое чувство, заменяясь эстетическим глазомером.

Ум гибнет от противоречий, а сердце ими питается.

Ум ценится дорого, когда дешевеет сила.

Уметь разборчиво писать – первое правило вежливости.

Умный тем отличается от дурака, что когда оба разозлятся, умный становится дураком, а дурак умным.

Характер – власть над самим собой, талант – власть над другими.

Хорошая женщина, выходя замуж, обещает счастье, дурная – ждет его.

Хотеть быть чем-то другим, а не самим собой – значит хотеть стать ничем.

Цари – те же актеры с тем отличием, что в театре мещане и разночинцы играют царей, а во дворцах цари – мещан и разночинцев.

Часто бранят сочинение писателя только потому, что сами не умеют написать так.

Человек – это величайшая скотина в мире.

Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь.

Чтобы защитить отечество от врагов, Петр опустошил его больше всякого врага.

Чтобы иметь влияние на людей, надо думать только о них, забывая себя, а не вспоминать о них, когда понадобится напомнить о себе.

Чужой западноевропейский ум призван был нами, чтобы научить нас жить своим умом, но мы попытались заменить им свой ум.

Эгоисты всех больше жалуются на эгоизм других, потому что всего больше от него страдают.





нет комментариев




ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!